Вина в уголовном праве

Юридическая консультация онлайн

загрузка...




Основное отличие легкомыслия от косвенного умысла заключается в содержании волевого элемента. Если при косвенном умысле виновный сознательно допускает наступление общественно опасных последствий, т.е. одобрительно относится к ним, то при легкомыслии отсутствует не только желание, но и сознательное допущение этих последствий; наоборот, субъект стремится не допустить их наступления, относится к ним отрицательно. Различие между косвенным умыслом и легкомыслием видно на следующем ПРИМЕРЕ.
По предварительной договоренности между собой С. и И. в целях хищения проникли в дом 76-летней А., избили ее, причинив тяжкий вред здоровью, в т.ч. переломы костей носа, скуловых костей и основания черепа, связали ее и вставили в рот кляп. После этого они похитили интересовавшие их вещи и скрылись. В результате механической асфиксии, развившейся вследствие введения тряпичного кляпа в рот, А. на месте происшествия скончалась. Суд первой инстанции признал деяние в части лишения А. жизни причинением смерти по неосторожности, основываясь на показаниях подсудимых о том, что они избили А. не в целях убийства, а чтобы сломить ее сопротивление; при этом они рассчитывали, что утром к А. придут родственники или знакомые и освободят ее. Однако Военная коллегия Верховного Суда РФ приговор отменила и направила дело на новое рассмотрение, указав следующее.
Осужденные знали о преклонном возрасте А., но применили к ней насилие, опасное для жизни, а затем, связав руки и ноги, оставили ее с разбитым лицом, залитой кровью носоглоткой и с кляпом, закрывавшим дыхательные пути, забросав ее одеялом и матрацем. Для С. и И. было очевидным беспомощное состояние А., и они безразлично относились к этому, а также к возможным последствиям. Ошибка суда первой инстанции заключалась в неправильной оценке психического отношения виновных к последствиям совершенного деяния как неосторожного, тогда как имел место косвенный умысел*(31).
При преступном легкомыслии, в отличие от косвенного умысла, сознание и воля лица не безразличны к возможным отрицательным последствиям своего деяния, а направлены на их предотвращение. Закон характеризует волевое содержание легкомыслия не как надежду, а именно как расчет на предотвращение общественно опасных последствий, имеющий под собой вполне реальные, хотя и недостаточные, основания. При этом виновный рассчитывает на конкретные обстоятельства, способные, по его мнению, противодействовать наступлению преступного результата: на личные качества (силу, ловкость, опыт, мастерство), действия других лиц, механизмов, а также на иные обстоятельства, значение которых он оценивает неправильно, вследствие чего расчет на предотвращение преступного результата оказывается неосновательным, самонадеянным, не имеющим достаточных к тому оснований. Так вот вопрос: криминальные убийства могут быть с разными формами вины?


Небрежность характеризуется двумя признаками: отрицательным и положительным.
Отрицательный признак небрежности - непредвидение лицом возможности наступления общественно опасных последствий - включает, во-первых, отсутствие сознания общественной опасности совершаемого деяния, а во-вторых, отсутствие предвидения преступных последствий. Положительный признак небрежности состоит в том, что виновный должен был и мог проявить необходимую внимательность и предусмотрительность и предвидеть наступление фактически причиненных общественно опасных последствий. Именно этот признак превращает небрежность в разновидность вины в ее уголовно-правовом понимании. Он устанавливается с помощью двух критериев: долженствование означает объективный, а возможность предвидения - субъективный критерий небрежности.
Объективный критерий небрежности носит нормативный характер и означает обязанность лица предвидеть возможность наступления общественно опасных последствий при соблюдении общегражданских требований необходимой внимательности и предусмотрительности. Эта обязанность может основываться на законе, должностном статусе виновного, профессиональных функциях или правилах общежития и т.д. Отсутствие обязанности предвидеть последствия исключает вину данного лица в их фактическом причинении. Но и наличие такой обязанности само по себе еще не является достаточным основанием для признания лица виновным.
При наличии обязанности предвидеть последствия (объективный критерий неизбежности) необходимо еще установить, что лицо в данном случае имело реальную возможность их предвидеть (субъективный критерий), но эту возможность не реализовало и последствий не избежало.
Субъективный критерий неизбежности означает персональную способность лица в конкретной ситуации и с учетом его индивидуальных качеств предвидеть возможность наступления общественно опасных последствий. Отсюда следует, что возможность предвидения последствий определяется, во-первых, особенностями ситуации, в которой совершается деяние, и во-вторых, индивидуальными качествами виновного.
Ситуация не должна быть чрезмерно сложной, чтобы задача предвидеть последствия была в принципе разрешимой. А индивидуальные качества виновного (его физические данные, уровень развития, образование, профессиональный и жизненный опыт, состояние здоровья, степень восприимчивости и т.д.) должны позволять адекватно воспринимать информацию, вытекающую из обстановки совершения деяния, и сделать обоснованные выводы и правильные оценки. Наличие этих двух предпосылок делает для виновного реально возможным предвидение общественно опасных последствий.
Примером небрежности может служить следующее дело.
Во время распития спиртных напитков М. поссорился с К. и в тот момент, когда она поднесла фарфоровую чашку ко рту, чтобы напиться, ударил ее рукой по лицу. Разбившейся чашкой было причинено повреждение глаза, которое само по себе, по оценке экспертизы, явилось средней тяжести вредом здоровью, но повлекло стойкие изменения глаза и неизгладимое обезображивание лица. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ изменила приговор, которым М. был осужден за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, и квалифицировала действия М. как причинение такого вреда по неосторожности, поскольку, нанося удар по лицу, он не предвидел наступления тяжкого вреда, хотя должен был и мог предвидеть такие последствия*(33).
5. Законодательные формулировки легкомыслия и небрежности ориентированы на преступления с материальным составом. В связи с этим возникает вопрос о существовании неосторожности в преступлениях с формальным составом.
Неосторожности в виде легкомыслия (как и косвенного умысла) в преступлениях с формальным составом быть не может, поскольку их психологическая сущность связана исключительно с отношением к общественно опасным последствиям, которые в таких составах не входят в предметное содержание вины. А вопрос о небрежности в таких преступлениях должен решаться в соответствии с действующим законом.
Вводя норму о невиновном причинении вреда, законодатель предусмотрел два варианта субъективного случая: один из них ориентирован на формальные составы, а второй - на материальные. Невиновным закон признает совершение деяния, состав которого является формальным, "если лицо, его совершившее, не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной опасности своих действий (бездействия)" (ч. 1 ст. 28 УК). Из этого вытекает однозначный вывод: если лицо не осознавало общественной опасности своего деяния, но по обстоятельствам дела должно было и могло осознавать ее, деяние признается виновным. В этом случае вина выражается в неосторожности в виде небрежности.


Статья 27. Ответственность за преступление, совершенное с двумя формами вины
1. В подавляющем большинстве случаев преступления совершаются с какой-либо одной формой вины. Но иногда законодатель усиливает ответственность за умышленное преступление, если оно по неосторожности причинило последствие, которому придается значение квалифицирующего признака. В таких случаях возможно параллельное существование двух разных форм вины в одном преступлении. Две формы вины могут параллельно сосуществовать только в квалифицированных составах преступлений: умысел как конструктивный элемент основного состава и неосторожность в отношении квалифицирующих последствий.
2. Реальная основа для существования преступлений с двумя формами вины заложена в своеобразной законодательной конструкции отдельных составов преступлений. Это своеобразие состоит в том, что законодатель объединяет в один состав два самостоятельных преступления, одно из которых является умышленным, а другое - неосторожным, причем оба могут существовать самостоятельно, но в сочетании друг с другом образуют качественно новое преступление со специфическим субъективным содержанием. Составляющие части такого преступления обычно посягают на различные непосредственные объекты, но могут посягать и на один (например, незаконное производство аборта, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшей).
3. Субъективные особенности подобных преступлений производны от специфической конструкции объективной стороны: умысел (прямой или косвенный) является субъективным содержанием деяния (основного состава преступления), а неосторожность (в виде легкомыслия или небрежности) характеризует психическое отношение к последствиям, играющим роль квалифицирующего признака. При этом каждая из форм вины, сочетающихся в одном преступлении, полностью сохраняет свое качественное своеобразие; никакой новой формы вины не образуется.
4. Преступлений с двумя формами вины в уголовном законодательстве немного, и все они сконструированы по одному из двух типов.
Первый тип образуют преступления с двумя указанными в законе и имеющими неодинаковое юридическое значение последствиями. Речь идет о квалифицированных видах преступлений, основной состав которых является материальным, а в роли квалифицирующего признака выступает более тяжкое последствие. Эти и другие преступления подобной конструкции (например, умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества, повлекшее по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия (ч. 2 ст. 167 УК)) характеризуются умышленным причинением обязательного последствия и неосторожным отношением к более тяжкому последствию, которому законодатель отвел роль квалифицирующего признака.
Второй тип преступлений с двумя формами вины характеризуется неоднородным психическим отношением к действию или бездействию, которое является преступным само по себе (независимо от последствий), и к квалифицирующему последствию. К этому типу относятся квалифицированные виды преступления, основной состав которых формальный, а квалифицированный состав включает определенные тяжкие последствия. Они могут указываться в диспозиции в конкретной форме (смерть человека при незаконном производстве аборта, при угоне судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава - ч. 3 ст. 123, ч. 3 ст. 211 УК) либо оцениваться с точки зрения тяжести (тяжкие последствия). В составах подобного типа умышленное совершение преступного действия (бездействия) сочетается с неосторожным отношением к квалифицирующему последствию.
5. Итак, преступления с двумя формами вины характеризуются сочетанием умысла и неосторожности (сочетание прямого умысла с косвенным или легкомыслия с небрежностью не образует двух форм вины). Такое сочетание возможно только в квалифицированных составах преступлений, в которых умысел как конструктивный признак основного состава сочетается с неосторожным отношением к последствию, выполняющему роль квалифицирующего признака.
6. Исследование субъективного содержания преступлений с двумя формами вины необходимо для ограничения таких преступлений, с одной стороны, от умышленных, а с другой - от неосторожных преступлений, сходных по объективным признакам. Так, если вследствие тяжкого вреда здоровью, который был причинен умышленно, наступила смерть потерпевшего, которая также охватывается умыслом виновного (хотя бы косвенным), деяние характеризуется единой формой вины и квалифицируется как убийство. И наоборот, если при неосторожном лишении жизни не установлено умысла на причинение тяжкого вреда здоровью, то нет и двух форм вины, а деяние следует квалифицировать как причинение смерти по неосторожности. И лишь сочетание умысла на причинение тяжкого вреда здоровью с неосторожностью в отношении наступившей смерти позволяет квалифицировать деяние по ч. 4 ст. 111 УК.

Статья 28. Невиновное причинение вреда
1. В соответствии с ч. 2 ст. 5 УК, запрещающей объективное вменение, т.е. возложение ответственности за причиненный вред при отсутствии вины, Уголовный кодекс ввел норму о невиновном причинении вреда, исключающем уголовную ответственность. Невиновное, случайное причинение вреда означает, что этот вред был причинен при отсутствии не только умысла, но и неосторожности.
2. В ч. 1 ст. 28 предусмотрены две разновидности невиновного причинения вреда, известного в науке уголовного права под названием "субъективный случай" (или "казус"):
а) отсутствие и невозможность осознания лицом общественной опасности своих действий;
б) отсутствие хотя бы одного из критериев небрежности при совершении деяний, наказуемых при неосторожной форме вины.
Первая из этих разновидностей "казуса" подразумевает преступления с формальным составом. Если лицо, совершая деяние, не осознает его общественной опасности, то исключается умышленная форма вины. Но если по обстоятельствам дела лицо и не могло осознавать общественную опасность деяния, то исключается даже неосторожная вина (например, сбыт денежной купюры, о поддельности которой лицо не подозревало и не имело для этого никаких оснований).
На правах рекламыТолько русский криминальный фильм на киномане.


Вторая разновидность "казуса", предусмотренная ч. 1 ст. 28, связана с отсутствием либо обязанности, либо возможности предвидеть общественно опасные последствия деяния, наказуемого при неосторожной форме вины. Так, необоснованным был признан следующий приговор.
К. был осужден за неосторожное убийство, совершенное при следующих обстоятельствах. Закурив, он бросил через плечо горящую спичку, которая попала в лежащую у дороги бочку из-под бензина и вызвала взрыв его паров. При этом дно бочки вылетело и, попав в С., причинило ему смертельное ранение. С учетом обстоятельств происшествия Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР пришла к выводу, что смерть С. наступила в результате несчастного случая, поскольку в обязанности К. не входило предвидение и предупреждение фактически наступивших последствий, следовательно, он причинил их без вины*(34).
В данном случае "казус" был констатирован из-за отсутствия объективного критерия небрежности. Отсутствие вины может быть обусловлено и отсутствием только субъективного критерия небрежности.
3. Действующий Кодекс предусмотрел новый вид невиновного причинения вреда, связанный с невозможностью предотвратить наступление общественно опасных последствий, которые охватывались предвидением их причинителя, вследствие несоответствия его психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам.
Рассматриваемая ситуация характеризуется прежде всего тем, что лицо предвидит возможность наступления общественно опасных последствий в результате совершаемого им деяния. Случайный характер причинения вреда в этом случае обусловлен не пороками сознания или воли, т.е. не отсутствием умысла или неосторожности в их законодательном понимании, а тем, что причинитель вреда оказался не в состоянии предотвратить наступление вредных последствий, избежать их наступления по любой из двух указанных в законе причин.
Невозможность предотвратить наступление общественно опасных последствий, охватываемых предвидением, оправдывает лицо и поэтому исключает его уголовную ответственность, если эта невозможность обусловлена несоответствием психофизиологических качеств причинителя вреда требованиям экстремальных условий. Речь идет о возникновении или неожиданных изменениях ситуаций, к которым лицо не готово и по своим психофизиологическим качествам неспособно принять оптимальное решение и найти правильный выход (например, возникшая в силу конструктивных дефектов или заводского брака неисправность механизма, автомобиля). Оценка условий, в которых причинены вредные последствия, как экстремальных - вопрос факта и входит в компетенцию следователя или суда. А вывод о несоответствии психофизиологических качеств лица требованиям сложившихся условий должен быть основан на заключении психологической экспертизы.
Второй причиной невозможности предотвратить наступление общественно опасных последствий, охватываемых предвидением лица, закон признает несоответствие психофизиологических качеств этого лица его нервно-психическим перегрузкам (продолжительность работы пилота сверх установленного норматива, сильный стресс и т.п.). Вывод о таком несоответствии также должен основываться на заключении психологической экспертизы, сделанном с учетом характера и причин нервно-психических перегрузок.
autosurf
Написал - dilar





Задать свой вопрос юристу