Главная > Ответы на судебные экзаменационные вопросы > 77. Порядок рассмотрения судами ходатайств органов предварительного расследования о заключении подозреваемого, обвиняемого под стражу.

77. Порядок рассмотрения судами ходатайств органов предварительного расследования о заключении подозреваемого, обвиняемого под стражу.


29-07-2012, 19:53.

В чем сущность меры пресечения - заключение под стражу?

 

Заключение под стражу ("арест") - самая строгая и в то же время одна из самых распространенных в России мер пресечения. Она представляет собой физическую изоляцию подозреваемого, обвиняемого от общества, содержание его, в буквальном смысле этого слова, под стражей в специально для этого предназначенных учреждениях.

Порядок и условия содержания подозреваемых, обвиняемых под стражей регламентируется Федеральным законом от 15.07.1995 N 103-ФЗ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений"*(1). В силу ст. 7 названного Закона местами содержания подозреваемых, обвиняемых под стражей являются:

1) следственные изоляторы уголовно-исполнительной системы;

2) изоляторы временного содержания подозреваемых и обвиняемых органов внутренних дел;

3) изоляторы временного содержания подозреваемых и обвиняемых пограничных войск ФСБ России.

 

2. Кем избирается такая мера пресечения, как заключение под стражу?

 

В силу ч. 2 ст. 22 Конституции РФ арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускаются только по судебному решению. До судебного решения лицо может быть подвергнуто лишь задержанию на срок не более 48 часов. Данная конституционная норма инкорпорирована в ч. 2 ст. 29 УПК, в силу которой только суд, в том числе и в ходе досудебного производства, правомочен принимать решения: 1) об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу; 2) о продлении срока содержания под стражей; 3) помещении подозреваемого, обвиняемого, не находящегося под стражей, в медицинский или психиатрический стационар для производства соответственно судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы.

 

3. В отношении кого может быть избрана мера пресечения заключение под стражу?

 

В соответствии с ч. 1 ст. 108 УПК в стадии предварительного расследования заключение под стражу в качестве меры пресечения по общему правилу применяется только в отношении достигшего совершеннолетия подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, за которое уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше двух лет.

В соответствии с ч. 1 ст. 97 УПК дознаватель (ст. 41 УПК), начальник подразделения дознания (ст. 40.1 УПК), следователь (ст. 38 УПК), следователь-криминалист (п. 40.1 ст. 5 УПК), руководитель следственного органа (ст. 39 УПК) в пределах своих полномочий вправе в порядке ч. 3 ст. 108 УПК ходатайствовать перед судом об избрании подозреваемому, обвиняемому меры пресечения в виде заключения под стражу при наличии достаточных оснований полагать, что он: 1) скроется от дознания, предварительного следствия и суда; 2) может продолжать заниматься преступной деятельностью; 3) может угрожать свидетелю или иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по делу.

Из данного правила существуют три исключения. Во-первых, мера пресечения в виде заключения под стражу может быть избрана также в отношении подозреваемого, обвиняемого по делу о совершении преступления, за которое предусмотрено наказание на срок до двух лет, но только при наличии одного из следующих обстоятельств: 1) подозреваемый, обвиняемый не имеет постоянного места жительства в Российской Федерации; 2) его личность не установлена; 3) им нарушена ранее избранная мера пресечения; 4) он скрылся от органов предварительного расследования или от суда (ч. 1 ст. 108 УПК).

Во-вторых, в силу ч. 2 ст. 108 УПК в отношении несовершеннолетних заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется, если они подозреваются, обвиняются в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления (ст. 15 УК).

Мера пресечения в виде заключения под стражу может быть избрана также и в отношении несовершеннолетних, подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений средней тяжести (ст. 15 УК), но только в исключительных случаях (ч. 2 ст. 108 УПК). Об исключительности ситуации может свидетельствовать нежелание несовершеннолетнего подчиниться законным требованиям сотрудников правоохранительных органов, утрата за ним контроля со стороны родителей, опекунов, попечителей, продолжение несовершеннолетним противоправного поведения в любых формах. Заключение под стражу несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых в совершении преступлений небольшой тяжести (ст. 15 УК) действующим законодательством не предусмотрено.

 

Пример. Несовершеннолетний совершил несколько неквалифицированных краж (ч. 1 ст. 158 УК), следовательно, юридических оснований к его аресту нет.

С подозреваемыми и обвиняемыми, не достигшими совершеннолетия, в отношении которых избрана мера пресечения, не связанная с заключением под стражу, проводится индивидуальная профилактическая работа в соответствии с Федеральным законом от 24.06.1999 N 120-ФЗ "Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних".

В-третьих, следует помнить, что в законе закреплены также и особые правила принятия судебного решения о заключении под стражу некоторых категорий лиц в связи с характером выполняемых ими функций (гл. 52 УПК). Поэтому до решения вопроса об избрании меры пресечения следует проверить, соблюден ли в полном объеме порядок возбуждения уголовного дела, имеется ли соответствующее согласие на заключение лиц вышеозначенной категории под стражу (ст. 450 УПК).

При необходимости мера пресечения заключение под стражу избирается (если таковая была избрана ранее, то она продлевается):

- в отношении обвиняемых на периоды движения уголовного дела с обвинительным заключением (актом) от прокурора в суд; назначения судебного заседания; возвращения уголовного дела прокурору для устранения препятствий к его рассмотрению судом;

- в отношении подсудимых на весь период судебного разбирательства;

- в отношении осужденных на период до вступления обвинительного приговора в законную силу.

В случае отмены обвинительного приговора судами кассационной или надзорной инстанций и направления уголовного дела на новое судебное разбирательство, возвращения уголовного дела прокурору для устранения препятствий к его рассмотрению судом соответствующая судебная инстанция по ходатайству стороны обвинения, а равно по собственной инициативе при наличии достаточных оснований вправе избрать в отношении обвиняемого или подсудимого меру пресечения заключение под стражу.

 

4. Допустимо ли содержание лица под стражей без судебного решения?

 

Содержание лица под стражей без судебного решения недопустимо, так как это прямо противоречит ч. 2 ст. 22 Конституции РФ, а равно общепризнанным принципам и нормам международного права, международным договорам, ратифицированным Российской Федерацией, в частности: ст. 9 Всеобщей декларации прав человека и гражданина, провозглашенной Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г.; ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г.; ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

 

5. Какие обстоятельства учитываются при заключении подозреваемого, обвиняемого под стражу?

 

На основании п. 36.2 Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению под стражу в какой бы то ни было форме, утвержденного резолюцией 43/173 Генеральной Ассамблеи ООН от 9 декабря 1988 г., "арест или задержание лица на период проведения предварительного следствия осуществляется исключительно в целях осуществления правосудия". Иными словами, подозреваемый, обвиняемый, подсудимый могут быть заключены под стражу только тогда, когда иные меры пресечения для достижения целей уголовного судопроизводства в силу разных причин неэффективны.

В соответствии со ст. 99 УПК при решении вопроса о необходимости избрания меры пресечения в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления и определении ее вида в обязательном порядке учитываются: а) тяжесть совершенного им преступления; б) сведения о личности подозреваемого или обвиняемого - его возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий и другие имеющие значение для дела обстоятельства.

 

Пример 1. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, согласившись с мнением суда первой инстанции об освобождении лица из-под стражи, в своем кассационном определении указала, что К. страдает гипертонией, а дальнейшее содержание его под стражей может повлиять на здоровье подсудимого, который имеет постоянное место жительства, не судим (определение СК ВС РФ от 14.09.2006 по делу N 86-О06-22. Архив ВС РФ, 2007).

 

Пример 2. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, отказав в удовлетворении кассационного представления государственного обвинителя об отмене постановления суда первой инстанции, освободившего Ф. из-под стражи, свое решение мотивировала тем, что последний способствует раскрытию других преступлений, трудоустроился, имеет несовершеннолетних детей (определение СК ВС РФ от 05.10.2006 по делу N 34-006-27. Архив ВС РФ, 2006).

 

6. Существуют ли особенности заключения под стражу подозреваемого?

 

В исключительных случаях при наличии оснований, предусмотренных ст. 97 УПК, и с учетом обстоятельств, указанных в ст. 99 УПК, такая мера пресечения, как заключение под стражу, может быть применена и к подозреваемому.

Однако данное правило применимо только лишь с оговорками, предусмотренными ст. 100 УПК.

Во-первых, если имеются достаточные основания подозревать лицо в совершении хотя бы одного из преступлений, предусмотренных ст. 205, 205.1, 206, 208, 209, 277-279, 281 и 360 УК, то обвинение должно быть ему предъявлено не позднее 30 суток с момента применения меры пресечения, а если подозреваемый был задержан, а затем заключен под стражу, то в тот же срок, но уже с момента задержания.

Во-вторых, во всех остальных случаях вышеуказанный срок сокращается до 10 суток.

Если в вышеуказанные сроки обвинение подозреваемому предъявлено не будет, то мера пресечения в виде заключения под стражу подлежит немедленной отмене (ч. 2 ст. 100 УПК).

Если в отношении подозреваемого была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, то при проведении дознания обвинительный акт составляется не позднее 10 суток со дня заключения подозреваемого под стражу (ч. 2 ст. 224 УПК).

При невозможности составить об винительный акт в срок, предусмотренный ч. 2 ст. 224 УПК, подозреваемому предъявляется обвинение в порядке, установленном гл. 23 УПК, после чего производство дознания продолжается в порядке, установленном гл. 32 УПК, либо данная мера пресечения отменяется (ч. 3 ст. 224 УПК).

Данное решение принимается органом предварительного расследования, о чем выносится соответствующее постановление. Если это правило органом предварительного расследования нарушено, решение о немедленном освобождении обвиняемого из-под стражи обязаны принять: прокурор, осуществляющий надзор за предварительным расследованием, прокурор, осуществляющий надзор за местом заключения под стражу, вышестоящие прокуроры или руководитель места заключения под стражу.

В-третьих, в случае помещения подозреваемого в психиатрический стационар для производства судебно-психиатрической экспертизы срок, в течение которого ему должно быть предъявлено обвинение в соответствии со ст. 172 УПК, прерывается до получения заключения экспертизы (ч. 3 ст. 203 УПК).

 

7. Могут ли подозреваемый, обвиняемый быть заключены под стражу лишь только по мотивам одной тяжести ими содеянного?

 

Безусловно, нет. Во-первых, потому, что такое основание УПК не предусмотрено. Во-вторых, следует учитывать, что за исключением случаев заключения осужденного под стражу для обеспечения исполнения приговора (ч. 2 ст. 97 УПК) мера пресечения применяется в отношении лица, вина которого вступившим в законную силу приговором еще не установлена. Следовательно, заключение под стражу по мотивам одной лишь тяжести содеянного недопустимо в силу конституционного принципа презумпции невиновности (ч. 1 ст. 49 Конституции РФ), инкорпорированного в УПК (ст. 14). В-третьих, мера пресечения принципиально тем и отличается от уголовного наказания, что она не находится в прямой зависимости от тяжести содеянного подозреваемым, обвиняемым, а ее применение имеет цель не покарать подозреваемого, обвиняемого за содеянное в прошлом, а всего лишь обеспечить нормальный ход предварительного расследования и судебного разбирательства в будущем. В-четвертых, избрание меры пресечения - не обязанность, а право органов предварительного расследования, следовательно, само по себе подозрение либо обвинение лица в совершении преступления - еще не повод к избранию меры пресечения.

Тяжесть содеянного как основание к заключению подозреваемого, обвиняемого под стражу было исключено 14 марта 2001 г. еще из УПК РСФСР. К сожалению, несмотря на это, правосознание судей полностью еще не обновилось, во многих документах по-прежнему часто встречается выражение: "с учетом тяжести содеянного обвиняемым оснований для отказа в удовлетворении ходатайства о заключении обвиняемого под стражу не усматривается".

Если в постановлении судьи об аресте перечисленные в законе основания для избрания меры пресечения не раскрыты, в нем содержится лишь намек на предполагаемую тяжесть содеянного, то это прямое свидетельство отсутствия достаточных оснований к заключению подозреваемого, обвиняемого под стражу. Иное толкование содержания правоприменительного акта противоречит принципу презумпции невиновности, практике Европейского суда по правам человека, практике Верховного Суда РФ.

В силу ч. 1 ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. В силу презумпции свободы личности при оспаривании права на нее судья обязан начать свою профессиональную деятельность по материалу о заключении под стражу с предположения о том, что лицо, подвергшееся ее лишению, должно быть освобождено.

 

Пример 1. Органами предварительного расследования Е. обвинялся в совершении в 1997 г. преступлений, предусмотренных ч. 4, 5 ст. 33, ч. 3 ст. 158, ч. 3 ст. 174, ст. 175, ч. 2 ст. 210, ч. 2 ст. 291, ст. 292, ч. 1 ст. 306, ч. 2 ст. 326, ч. 2 ст. 327 УК. Исходя из того, что Е. находился под стражей с августа 1999 г., имеет постоянное место жительства, у него на иждивении двое малолетних детей, характеризуется Е. положительно, а уголовное дело в отношении него в ближайшее время рассмотрено быть не может, суд применил к нему меру пресечения, не связанную с лишением свободы. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, отказывая в удовлетворении кассационного представления, в своем определении указала, что тяжесть содеянного сама по себе не может являться основанием для содержания лица под стражей (определение СК ВС РФ от 03.04.2003 по делу N 66-002-104. Архив ВС РФ, 2003).

 

Пример 2. Органами предварительного расследования П. обвинялся в организации преступного сообщества по 124 эпизодам мошенничества (ч. 1 ст. 210, ч. 4 ст. 159 УК). Волгоградский областной суд изменил в отношении него меру пресечения на подписку о невыезде и надлежащем поведении. Оставив постановление суда первой инстанции без изменения, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в кассационном определении указала, что "законность и обоснованность применения меры пресечения определяется наличием выявленных правовых оснований для ее применения. При этом вопрос о заключении под стражу не может решаться исходя из каких-либо формальных условий, суд должен основываться на самостоятельной оценке существенных для такого решения обстоятельств, приводимых как стороной обвинения, так и стороной защиты". Как следует из материалов уголовного дела, П. после предъявления ему обвинения, находясь под подпиской о невыезде, от явки к следователю никогда не уклонялся. Предварительное расследование в отношении П. окончено, сбор доказательств его вины завершен. Показания потерпевших и свидетелей зафиксированы в протоколах допросов. При таких обстоятельствах доводы автора кассационного представления о том, что П. может воспрепятствовать установлению истины, не основаны на материалах уголовного дела. В материалах дела нет данных и о том, что П. может заниматься преступной деятельностью, так как в связи с возбуждением уголовного дела деятельность организации НП "Волжский союз", под прикрытием которой совершались действия, квалифицируемые, как мошенничество, прекращена. П. не судим, имеет постоянные места жительства и работы, семью, на его иждивении находятся несовершеннолетние дети. При таких обстоятельствах суд обоснованно пришел к выводу о том, что, исходя из презумпции невиновности, тяжесть предъявленного П. обвинения сама по себе без учета обстоятельств, указанных в ст. 97 УПК, не может служить достаточным основанием для избрания меры пресечения (определение СК ВС РФ от 22.05.2007 по делу N 16-007-19. Архив ВС РФ, 2007).

Тяжесть содеянного (ст. 99 УПК) - не более чем обязательное условие, позволяющее при принятии решения о заключении подозреваемого, обвиняемого под стражу, наряду с анализом прочих обстоятельств, приведенных в ст. 97, 99, ч. 1 и 2 ст. 108 УПК, сделать правильный вывод о соразмерности меры пресечения преступлению, в совершении которого подозревается или обвиняется конкретное лицо.

 

8. Что следует понимать под терминами "при наличии достаточных оснований полагать", "скроется от предварительного расследования", "может заниматься преступной деятельностью", "может угрожать свидетелю"?

 

Перечисленные в вопросе понятия - категории оценочные. Поскольку в соответствии с ч. 4 ст. 7 УПК решения судов должны быть мотивированными, то их содержание в обязательном порядке подлежит раскрытию в процессуальных документах. При этом следует учитывать, что в качестве оснований для избрания меры пресечения в законе установлены категории вероятностного характера: "достаточно полагать", что обвиняемый "может" продолжать заниматься преступной деятельностью (п. 2 ч. 1 ст. 97 УПК), "может" угрожать участникам уголовного судопроизводства или иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу (п. 3 ч. 1 ст. 97 УПК).

Мера пресечения подлежит применению уже только при наличии самой возможности предусмотренных ч. 1 ст. 97 УПК последствий. Из содержания п. 3 ч. 1 ст. 97 УПК следует, что избрание меры пресечения всегда следует считать своевременным, законным и обоснованным, если таковая предотвратила саму возможность угрозы потерпевшему, а не пресекает уже высказанные и тем более осуществленные угрозы. Более того, ст. 97 УПК предписывает органам предварительного расследования, прокурору и судье пред видеть возможные последствия несвоевременного применения мер пресечения к лицу, обвиняемому в совершении преступления, особенно склонному к продолжению преступной деятельности. О том, что лицо может продолжить свою преступную деятельность, свидетельствует, например, наличие у него антиобщественных установок, количество ранее совершенных противоправных деяний. Вывод о том, что подозреваемый (обвиняемый) скроется от следствия и суда, будет угрожать свидетелям и потерпевшим, можно сделать, проанализировав характер его преступных проявлений, последующее поведение. Отсутствие у обвиняемого сложно расторгаемых социальных связей (нет родных, близких, работы), его уклонение от включения в позитивные общественные отношения, ожидание им лишения свободы на долгие годы, безусловно, повышают вероятность побега.

 

Пример 1. К. обвинялся в совершении преступлений, предусмотренных п. "в", "д" ч. 2 ст. 131, п. "д" ч. 2 ст. 132, ст. 119 УК. Мера пресечения в отношении него была изменена с заключения под стражу на залог. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ определение суда первой инстанции отменила, направив материал на новое судебное разбирательство (определение СК ВС РФ от 13.10.2006 по делу N 88-006-44. Архив ВС РФ, 2006).

Суд первой инстанции, вновь рассмотрев вопрос о мере пресечения, сохранил в отношении К. меру пресечения в виде залога. Государственный обвинитель в кассационном представлении, потерпевшая, ее представитель - адвокат в кассационных жалобах повторно поставили вопрос об отмене данного определения, мотивируя это тем, что К. уже содержался под стражей, данная мера пресечения в отношении него избиралась в связи с совершением им тяжких преступлений, вину он не признает, в содеянном не раскаивается, а также тем, что это необходимо в целях недопущения влияния К. на потерпевшую, свидетелей, предотвращения затягивания производства по делу. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ с мнением стороны обвинения не согласилась и, оставив определение суда первой инстанции на этот раз без изменения, указала на то, что подсудимый от явки в суд не уклоняется, данных о том, что он воздействует на потерпевшую, свидетелей, иным образом препятствует судебному разбирательству, нет (определение СК ВС РФ от 22.03.2007 по делу N 88-007-9. Архив ВС РФ, 2007).

 

Пример 2. В отношении Ш., обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного п. "г" ч. 4 ст. 290 УК, была избрана в качестве меры пресечения подписка о невыезде. Постановлением судьи Ставропольского краевого суда от 26 мая 2006 г. она была заключена под стражу. В кассационной жалобе защитник Ш. поставил вопрос об отмене данного постановления, мотивируя это тем, что его подзащитная проживала с несовершеннолетней дочерью и престарелой матерью - инвалидом второй группы, ее брак расторгнут, муж проживает за пределами края, что лишило ребенка и мать опеки. Данные доводы Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ оставила без удовлетворения, поскольку по делу была установлена возможность вмешательства Ш. в формирование доказательств - документов, предоставляемых инспекцией ФНС России (определение СК ВС РФ от 12.06.2006 по делу N 19-006-36. Архив ВС РФ, 2006).

Из приведенных примеров следует, что суд, избирая в отношении лица меру пресечения в виде заключения под стражу, должен учитывать лишь те обстоятельства, которые препятствуют нормальному движению дела. Президиум Верховного Суда РФ, рассмотрев результаты обобщения судебной практики о применении судами законодательства о заключении под стражу подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений в порядке, предусмотренном ст. 108 УПК, установил, что судами не в полной мере выполняются требования уголовно-процессуального законодательства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и учитываются разъяснения, содержащиеся в постановлениях Пленума ВС РФ от 05.03.2004 N 1, от 10.10.2003 N 5, от 14.02.2000 N 7 "О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних".

Судами не всегда с достаточной полнотой исследовались основания, подтверждающие необходимость применения такой меры пресечения, как заключение под стражу, в отношении лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений. Удовлетворяя такие ходатайства, судьи в постановлениях лишь формально перечисляли указанные в ст. 97 УПК основания для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, не приводя при этом конкретных, исчерпывающих данных, на основании которых суд пришел к выводу, что подозреваемый или обвиняемый может скрыться, продолжать заниматься преступной деятельностью и т.д.

Более того, при отсутствии исключительных обстоятельств удовлетворялись ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений небольшой тяжести, а также несовершеннолетних, подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений средней тяжести.

При избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу отдельные суды не выполняли требования ст. 99 УПК, согласно которым кроме тяжести совершенного преступления должны учитываться сведения о личности подозреваемого или обвиняемого, возраст и состояние здоровья, семейное положение, род занятий и другие обстоятельства. При решении вопроса об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении несовершеннолетнего недостаточно исследовались условия его проживания и воспитания, взаимоотношения с родителями, а в отношении подозреваемых или обвиняемых женщин судами не всегда исследовался вопрос о наличии у них на иждивении несовершеннолетних детей.

В отдельных случаях судами не выполнялось требование ст. 423 УПК об обязательном обсуждении при решении вопроса об избрании меры пресечения в отношении несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого возможности отдачи его под присмотр родителей, опекунов, попечителей или других заслуживающих доверия лиц, а также должностных лиц специализированного детского учреждения, в котором он находится. Судами не принималось во внимание, что для несовершеннолетнего, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления этот вопрос имеет особое значение, поскольку дает возможность избежать изоляции от общества.

Не всегда при избрании в отношении несовершеннолетних, подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений средней тяжести, такой меры пресечения, как заключение под стражу, судами учитывались положения ч. 6 ст. 88 УК, устанавливающие ограничения при назначении осужденным несовершеннолетним наказания в виде лишения свободы. В результате необоснованно под стражей содержались ранее не судимые несовершеннолетние в возрасте до 16 лет, подозреваемые или обвиняемые в совершении преступлений средней тяжести, которым не может быть назначено наказание в виде лишения свободы.

Крайне редко суды при отказе в удовлетворении ходатайств о заключении под стражу женщин или несовершеннолетних, подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений средней тяжести, избирали при наличии к тому оснований предусмотренные законом иные меры пресечения (присмотр за несовершеннолетним, домашний арест и др.).

Были выявлены случаи грубого нарушения прав отдельных категорий граждан. Вопреки требованиям ч. 2 ст. 108 УПК судами удовлетворялись ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу несовершеннолетних, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений небольшой тяжести.

При рассмотрении кассационных жалоб и представлений на постановления судей об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу или об отказе в этом не всегда с достаточной полнотой исследовались доводы таких жалоб. Не в полной мере использовалось предусмотренное процессуальным законом право непосредственного исследования материалов, послуживших основанием для решения судьи об избрании в отношении женщин и несовершеннолетних, подозреваемых или обвиняемых в совершении названных категорий преступлений, меры пресечения в виде заключения под стражу, а также дополнительных материалов, представленных сторонами в подтверждение или опровержение доводов, приведенных в кассационной жалобе (представлении).

С учетом изложенного Президиум Верховного Суда РФ постановил:

1. Судьям обеспечить строгое соблюдение законодательства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений. Не допускать формального подхода к разрешению соответствующих ходатайств, поскольку заключение под стражу является самой строгой мерой пресечения, ограничивающей права, свободы и личную неприкосновенность человека и гражданина.

2. Повысить уровень требовательности к представляемым с ходатайствами материалам, касающимся сведений о личности подозреваемых, обвиняемых лиц, в отношении которых заявлено ходатайство о заключении под стражу. При этом необходимо иметь в виду, что продление срока содержания под стражей в соответствии с ч. 7 ст. 108 УПК допускается лишь при условии признания судьей задержания законным и обоснованным.

3. Обратить внимание председателей судов на необходимость осуществления постоянного контроля за деятельностью судей по рассмотрению ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений, в том числе средней и небольшой тяжести, особенно в отношении женщин и несовершеннолетних.

4. Признать необходимым периодически проводить мониторинг практики применения заключения под стражу подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений и не реже одного раза в квартал обсуждать его результаты на совещаниях судей. В каждом случае принимать конкретные меры, направленные на устранение ошибок и недопущение их в дальнейшем. Судам кассационной и надзорной инстанций усилить надзор за рассмотрением судами первой инстанции ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу.

5. Повысить эффективность проводимых мероприятий по оказанию помощи судьям при применении законодательства о заключении под стражу подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений (постановление ПВС РФ от 27.09.2006 "О рассмотрении результатов обобщения судебной практики об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений").

Содержащиеся в Постановлении ПВС РФ указания полностью соответствуют практике Европейского суда по правам человека, из постановлений которого следует, что судебный контроль за вмешательством исполнительной власти в право каждого на свободу является существенной гарантией, предназначение которой - свести к минимуму риск произвола и гарантировать верховенство права. Незамедлительное вмешательство суда позволяет своевременно вскрыть факты жестокого обращения в отношении конкретного лица, а следовательно, предотвратить действия, представляющие угрозу для его жизни и здоровья.

Несмотря на то что понятие "справедливость" крайне трудно поддается юридической формализации, оно также должно быть раскрыто в процессуальных документах о заключении подозреваемых, обвиняемых под стражу. Речь в данном случае идет о соразмерности меры пресечения деянию, в совершении которого обвиняется лицо, о заключении под стражу которого ходатайствует сторона обвинения.

 

9. Что является поводом к рассмотрению судьей ходатайства об избрании в отношении подозреваемого и обвиняемого

 меры пресечения в виде заключения под стражу?

 

В силу ч. 3 ст. 108 УПК поводом к рассмотрению в суде вопроса о возможности заключения под стражу подозреваемого, обвиняемого является соответствующее ходатайство:

- следователя (п. 4 ч. 1 ст. 39 УПК), следователя-криминалиста (п. 40.1 ст. 5, п. 4 ч. 1 ст. 39 УПК), поданное с согласия руководителя следственного органа, самого руководителя следственного органа, если дело находится в его производстве либо он является руководителем следственной группы (п. 1 ч. 1 ст. 39 УПК);

- дознавателя (ч. 1 ст. 224 УПК), начальника подразделения дознания, если дело находится в его производстве (ч. 2 ст. 40.1 УПК), поданное с согласия прокурора (п. 5 ч. 2 ст. 37 УПК).

Письменное согласие прокурора района (вышестоящего прокурора, его заместителей) на ходатайстве дознавателя, начальника подразделения дознания о заключении подозреваемого, обвиняемого под стражу строго обязательно.

Строго обязательно и письменное согласие руководителя следственного органа (вышестоящего руководителя следственного органа, его заместителей) на аналогичном ходатайстве следователя, следователя-криминалиста. Отсутствие такого согласия на ходатайстве - основание к отказу в принятии ходатайства судом к производству, оставлении его без рассмотрения, прекращении производства по ходатайству.

Руководитель следственного органа по делам, находящимся в его производстве (по делам, по которым он является руководителем следственной группы), наделен правом непосредственного обращения в суд с ходатайством о заключении обвиняемого под стражу. Получение в данном случае согласия на обращение с таким ходатайством вышестоящего руководителя следственного органа не требуется. Аналогичными правами обладает и заместитель руководителя следственного органа. Персональная компетенция руководителей следственных органов (начальников следственных управлений, отделов, групп, частей), их заместителей определяется ведомственными приказами.

Прокурор правом принесения в суд ходатайства о заключении обвиняемого под стражу не обладает, ему принадлежит прерогатива дачи дознавателю, начальнику подразделения дознания, руководителю органа дознания обязательных для них указаний об обращении в суд с ходатайством о заключении подозреваемого, обвиняемого под стражу.

Прокурор не наделен правом дачи указания следователю, следователю-криминалисту, руководителю следственного органа о заключении подозреваемого, обвиняемого под стражу. Он может лишь требовать от следователя, руководителя следственного органа устранения нарушений уголовно-процессуального закона (п. 3 ч. 2 ст. 37 УПК).

Руководитель следственного органа вправе давать подчиненным ему следователям, следователям-криминалистам указания о необходимости избрания в отношении обвиняемых меры пресечения в виде заключения под стражу (п. 3 ч. 3 ст. 39 УПК). Аналогичное право принадлежит начальнику подразделения дознания (п. 2 ч. 3 ст. 40.1 УПК) в отношении подчиненных ему дознавателей.

Первый заместитель Генерального прокурора РФ, Председатель СК при прокуратуре РФ от подчиненных ему следователей требует: "Не допускать нарушения порядка задержания подозреваемых в совершении преступлений, в том числе задержания на основании протоколов об административных правонарушениях, несоответствия данных, содержащихся в протоколе задержания, обстоятельствам происшедшего и др. Следить за тем, чтобы процессуальное оформление задержания следователем осуществлялось не позднее 3 часов после фактического доставления подозреваемого к следователю. При избрании меры пресечения оценивать данные о личности, возрасте, состоянии здоровья, семейном положении, роде занятий такого лица, наличии у него постоянного места жительства. В этих целях следователям заранее принимать меры к собиранию соответствующих документов. По делам экономической направленности чаще использовать в качестве меры пресечения залог, сумма которого должна соизмеряться с размером причиненного вреда и степенью общественной опасности содеянного" (п. 12-13 приказа Председателя СК при прокуратуре РФ от 07.09.2007 N 6 "О мерах по организации предварительного следствия").

 

10. Что в судебной практике понимается под основаниями заключения подозреваемого, обвиняемого под стражу?

 

В постановлении о возбуждении ходатайства излагаются мотивы и основания, в силу которых возникла необходимость заключения обвиняемого под стражу и невозможно избрание иной меры пресечения (ч. 3 ст. 108 УПК).

Основания (или условия) избрания меры пресечения в виде заключения под стражу предусмотрены уголовно-процессуальным законом. Они подразделяются: а) на материально-правовые и б) формально-правовые.

К числу формально-правовых условий заключения подозреваемого, обвиняемого под стражу относятся следующие обстоятельства. Во-первых, заключение под стражу обвиняемого в порядке, предусмотренном ст. 108 УПК, возможно только в рамках осуществления дознавателем, следователем предварительного расследования по конкретному уголовному делу, возбужденному в строгом соответствии со ст. 146 УПК и расследуемому в соответствии с установленными законом сроками (ст. 162, 223 УПК). Во-вторых, лицо, о необходимости ареста которого принесено ходатайство, должно иметь статус либо подозреваемого (ст. 46 УПК), либо обвиняемого (ст. 47 УПК). Лицо, совершившее запрещенное уголовным законом деяние в состоянии невменяемости, или лицо, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания или его исполнение, и не заключавшееся под стражу до окончания проведения судебно-психиатрической экспертизы, под стражу не заключается, а помещается в психиатрический стационар в порядке, установленном ст. 203 УПК. В-третьих, заключение под стражу в качестве меры пресечения при меняется только в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, за которое уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше двух лет. Применяя данное правило, следует постоянно помнить об изложенных выше исключениях, в соответствии с которыми под стражу могут быть заключены как взрослые, совершившие преступления небольшой тяжести, так и несовершеннолетние, совершившие не только тяжкие и особо тяжкие преступления, но и преступления средней тяжести.

Игнорирование правоприменителями материально-правовых оснований заключения под стражу свидетельствует о незаконности выносимых ими процессуальных решений.

Материально-правовым основанием для заключения под стражу является совокупность доказательств, которые: во-первых, уличают подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы на срок свыше двух лет; во-вторых, указывают на необходимость временной изоляции лица от общества в интересах судопроизводства.

Анализ положений ст. 108 УПК показывает, что избрание меры пресечения в виде заключения под стражу законодатель напрямую связывает как с процессуальным статусом конкретного лица (подозреваемый, обвиняемый), так и с необходимостью наличия у суда достоверных данных, подтверждающих факт обоснованности его подозрения или обвинения в совершении предусмотренного законом уголовного деяния определенной тяжести. Это - правило, апробированное временем. Чтобы не допустить ошибки, судья должен быть уверен, что вина доставленного к нему лица органами предварительного расследования доказана хотя бы по одному эпизоду, необходимые для этого доказательства в уголовном деле имеются и органы предварительного расследования их не утратят.

Принятие решения о заключении обвиняемого под стражу только на основании вменения лицу статьи обвинения недопустимо. Прежде чем принять решение о заключении обвиняемого под стражу, следует проверить правильность и обоснованность квалификации содеянного доставленным к судье лицом. Анализ судебной практики показывает, что квалификация содеянного подозреваемым, обвиняемым органами предварительного расследования зачастую завышается: одно и то же деяние необоснованно квалифицируется сразу по различным статьям уголовного закона.

В соответствии с законом заключение под стражу в качестве меры пресечения может быть избрано лишь при невозможности применения иной, более мягкой меры пресечения. Для решения вопроса о содержании под стражей лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, за которое уголовный закон предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок свыше двух лет, суду надлежит в каждом конкретном случае устанавливать, имеются ли иные обстоятельства, кроме указанных в ч. 1 ст. 108 УПК, свидетельствующие о необходимости изоляции лица от общества. К таким обстоятельствам могут быть отнесены данные о том, что подозреваемый, обвиняемый может скрыться от органов предварительного расследования или суда, фальсифицировать доказательства, оказать давление на потерпевшего, свидетелей и т.п. (п. 4 постановления Пленума ВС РФ от 05.03.2004 N 1).

Анализ практики Европейского суда по правам человека позволяет сделать однозначный вывод: "обоснованность" подозрений - существенный элемент защиты от произвольного лишения свободы. Существование понятия "обоснованное подозрение" заранее предполагает наличие фактов и сведений, способных убедить объективного наблюдателя в том, что лицо могло совершить правонарушение.

Порочной является практика, когда органы предварительного расследования в постановлениях об избрании меры пресечения ограничиваются безмотивной констатацией обстоятельств, указанных в ст. 97 УПК, или же их перечислением. Следует признать отсутствие в отечественном юридическом обороте необходимого для этого понятийного аппарата. Вместе с тем таковой в мировой практике давно существует, и решения Европейского суда по правам человека тому свидетельство.

Российские судьи в своих решениях часто уклоняются от анализа доказательств, подтверждающих обоснованность заключения лица под стражу, предполагая, что это связано с вопросом о доказанности его вины, что составляет прерогативу судебной инстанции, рассматривающей уголовное дело по существу. Данной проблемы не знают те правоприменители, которые признают существование уровней доказанности вины, достаточных для подозрения, обвинения и осуждения.

В силу ч. 2 ст. 77 УПК признание обвиняемым своей вины в совершении преступления может быть принято за основание к заключению под стражу только при подтверждении данного обстоятельства другими доказательствами. Самооговор - явление в уголовном процессе достаточно распространенное. Судья, рассматривающий ходатайство органов предварительного расследования о заключении обвиняемого под стражу, продлении срока содержания его под стражей, данное обстоятельство обязан учитывать и при необходимости требовать от следователя (дознавателя) подтверждения обоснованности выдвинутых в отношении конкретного лица подозрений.

 

Пример 1. В отношении Г. избрали меру пресечения в виде заключения под стражу. Вместе с тем из уголовного дела в отношении него следовало, что 17 января 2003 г. на допросе в качестве свидетеля в Тосненском РОВД Ленинградской области Г. заявил, что видел, как его знакомый Ю. по кличке "Тайсон" задушил потерпевшую "чем-то, похожим на пояс". После этого Г. подвергли административному аресту на семь суток. Вскоре выяснилось, что Ю. к убийству не причастен, так как в день смерти потерпевшей он находился в местах лишения свободы. 20 января 2003 г. Г. написал явку с повинной, в которой указал, что потерпевшую брючным ремнем задушил его знакомый К., а он в это время удерживал потерпевшую обеими руками. 23 января 2003 г. в отношении Г. была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. 27 марта 2003 г. уголовное дело в отношении него было направлено прокурору Ленинградской области для передачи его в суд. Однако обвинительное заключение утверждено не было, а уголовное дело возвращено для проведения дополнительного расследования для устранения противоречий между показаниями Г. о его причастности к совершению преступления и другими доказательствами, так как из материалов дела следовало, что потерпевшую задушили шнурком толщиной 3 мм, а не брючным ремнем. Хотя данное противоречие устранено не было, уголовное дело в отношении Г. после продления срока содержания под стражей вновь направили в суд. Несмотря на то что Г. от своих показаний в судебном заседании отказался, 23 июля 2003 г. в отношении него был постановлен обвинительный приговор. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, отменив приговор в отношении Г., в кассационном определении указала, что суд первой инстанции, делая вывод о достоверности показаний Г. в стадии предварительного расследования, не учел, что они не только неконкретны, противоречивы и непоследовательны, но и не соответствуют протоколу места происшествия, заключению судебно-медицинского эксперта, другим доказательствам (определение СК ВС РФ от 11.03.2003 по делу N 33-003-73. Архив ВС РФ, 2004).

Неустранимые противоречия по делу в отношении Г. изначально должны были насторожить участников процесса со стороны обвинения при решении вопросов о заключении его под стражу, продлении срока содержания под стражей, предъявлении обвинения, утверждении обвинительного заключения, постановлении обвинительного приговора.

 

Пример 2. Органами предварительного расследования Ш. и Б. обвинялись в том, что избили Ж., причинив легкий вред его здоровью, после чего утопили потерпевшего в реке. В отношении обоих была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, а впоследствии в отношении Ш. и Б. был постановлен обвинительный приговор по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, отменив приговор в отношении обоих осужденных, указала следующее. Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях. Из положенных в его основу крайне противоречивых и непоследовательных показаний Ш. следует, что 28 марта 2002 г. он показал, что он и Б. избили потерпевшего, зашли с ним в воду по колено, а после того, как он и Б. "кинули Ж. в воду лицом вниз, я (Ш.) немного подержал его в таком положении". В дальнейшем Ш. от данных показаний отказался. Б. как в стадии предварительного расследования, так и в судебном заседании последовательно показывал, что к утоплению Ж. не причастен. Несмотря на то что факт удержания потерпевшего в воде лицом вниз со стороны Б. органами предварительного расследования и судом установлен не был, следователь в постановлениях о привлечении Ш. и Б. в качестве обвиняемых, суд в обвинительном приговоре указали, что "Ш. и Б. вдвоем удерживали Ж. под водой, пока не произошло его утопление". Согласно ст. 49 Конституции РФ неустранимые сомнения в виновности толкуются в пользу подсудимого (определение СК ВС РФ от 24.03.2003 N 2-002-36. Архив ВС РФ, 2003).

Очевидно также и то, что при таких обстоятельствах не было оснований для заключения Ш. и Б. под стражу, продления в отношении каждого из них данной меры пресечения.

 

11. Являются ли результаты оперативно-розыскной деятельности сами по себе достаточным основанием для заключения лица под стражу?

 

Согласно ч. 1 ст. 108 УПК постановление о заключении под стражу не может быть основано на информации, не проверенной в ходе судебного заседания, в частности на результатах оперативно-розыскной деятельности, представленных в нарушение требований ст. 89 УПК.

Следовательно, результаты оперативно-розыскной деятельности, отвечающие требованиям, предъявляемым к доказательствам УПК, как сами по себе, так и в совокупности с другими доказательствами могут быть положены в основу судебного решения о заключении под стражу.

В соответствии с ч. 2 ст. 11 Федерального закона от 12.08.1995 N 144-ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности" результаты оперативно-розыскной деятельности используются в доказывании по уголовным делам в соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства РФ, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств. В силу ч. 3 ст. 11 этого же Закона предоставление результатов оперативно-розыскной деятельности осуществляется на основании постановления руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, в порядке, предусмотренном ведомственными нормативными актами. В текущий момент времени действует Инструкция о порядке предоставления результатов оперативно-розыскной деятельности дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд, утвержденная приказом от 17.04.2007 N 368/185/164/481/32/184/97/147 МВД России, ФСБ России, ФСО России, ФТС России, СВР России, ФСИН России, ФСНК России, Минобороны России.

Если при решении вопроса о заключении под стражу стороны в подтверждение своей позиции сошлются на результаты оперативно-розыскной деятельности, судья, в первую очередь, проверяет их на предмет допустимости. Выяснив механизм их получения, убедившись в достоверности содержащейся в них информации, судья оценивает их как доказательства на основе личного убеждения.

 

12. Не предрешает ли установление судом материально-правовых оснований для заключения подозреваемого, обвиняемого под стражу вопроса о его виновности?

 

Возложение на суд в уголовном процессе исключительной задачи осуществления правосудия и тем самым - недопущение отнесения к его компетенции уголовного преследования не исключает наделение его полномочиями по осуществлению контроля за законностью и обоснованностью действий (бездействия) и решений органов и должностных лиц, управомоченных на осуществление уголовного преследования, в целях защиты конституционных прав и свобод граждан. При этом недопустимо предрешение судом в ходе проверки законности и обоснованности промежуточных решений, принимаемых на досудебных стадиях уголовного судопроизводства, тех вопросов, которые могут стать предметом судебной оценки последующих решений органов предварительного расследования и прокурора либо предметом судебного разбирательства - иное противоречило бы ст. 10, 120, 123 (ч. 3) Конституции РФ. Иными словами, одним из основных вопросов уголовного процесса является вопрос о доказанности вины конкретного лица в совершении преступления, поиску ответа на данный вопрос посвящено большинство стадий уголовного судопроизводства. Следовательно, вся деятельность органов предварительного расследования как на этапе возбуждения уголовного дела, так и в стадии предварительного расследования преступлений в значительной степени представляет собой сбор и оценку доказательств, подтверждающих вину конкретного лица в совершении преступления. Более того, задержание подозреваемого, предъявление ему обвинения в совершении преступления по закону допустимо лишь при наличии комплекса доказательств, подтверждающих его вину в совершении именно данного преступления. При таких обстоятельствах суд, контролирующий деятельность органов предварительного расследования, прокурора, обязан иметь предметом своей деятельности тот комплекс доказательств, наличие которых явилось основанием для принесения в суд ходатайства о заключении подозреваемого, обвиняемого под стражу. В то же время суд, рассматривающий ходатайство о заключении подозреваемого, обвиняемого под стражу, оценивает представленные ему доказательства лишь через призму их достаточности для ответа на вопросы: 1) имело ли место преступление; 2) имеются ли в материалах уголовного дела доказательства, подтверждающие факт, что оно совершено именно тем лицом, о необходимости ареста которого говорится в ходатайстве. Заключение подозреваемого, обвиняемого под стражу не является основанием для высказывания суждений об их виновности в совершении конкретного преступления.

 

13. Как правильно определить место рассмотрения ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу по многоэпизодному делу?

 

По общему правилу место совершения преступления предопределяет и место проведения предварительного расследования (ч. 1 ст. 152 УПК) и, соответственно, место рассмотрения ходатайства об избрании в отношении обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу (ч. 4 ст. 108 УПК). По многоэпизодным делам сложилась практика рассмотрения ходатайств о заключении обвиняемого под стражу по месту нахождения органа предварительного расследования. Также по месту проведения предварительного расследования рассматриваются ходатайства о заключении обвиняемых под стражу, если дело в отношении них ввиду его сложности либо необычности передано прокурором из одного следственного подразделения в другое (например, из следственного отдела при РОВД в следственное управление при УВД города, области).

Например, следователи следственного управления ГСУ СК при прокуратуре РФ с ходатайствами о заключении обвиняемых под стражу обращаются преимущественно по месту нахождения ГСУ СК при прокуратуре РФ, в Басманный районный суд гор. Москвы, следователи СК при МВД России - в Мещанский районный суд гор. Москвы, несмотря на то что преступления, которые расследуют данные следственные органы, совершены порой за тысячи километров от столицы.

В данном случае судье следует выяснить, чем обусловлено изменение подследственности, проверить, соблюдены ли при этом требования п. 12 ч. 2 ст. 37 УПК, имеется ли по этому поводу соответствующее постановление прокурора.

 

14. В каком суде подлежит рассмотрению ходатайство о заключении подозреваемого, обвиняемого под стражу, если он задержан далеко от места проведения предварительного расследования?

 

Исключением из данного правила являются случаи, когда по обстоятельствам дела обвиняемый задержан далеко от места проведения предварительного расследования, предстоит его длительное этапирование к месту проведения предварительного расследования, например из Петропавловска-Камчатского в Москву. Действующий закон предписывает следователю, дознавателю в таких случаях обратиться в суд с ходатайством об избрании в отношении обвиняемого меры пресечения по месту его фактического задержания (ч. 4 ст. 108 УПК).

 

15. Допустимо ли рассмотрение ходатайства о заключении подозреваемого, обвиняемого под стражу в выездном заседании?

 

В п. 16 ч. 4 ст. 47 УПК прямо указано, что обвиняемый вправе участвовать в рассмотрении судом вопроса об избрании в отношении него меры пресечения. Часть 4 ст. 108 УПК исключает возможность рассмотрения ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу без участия подозреваемого, обвиняемого.

 

Пример. Президиум Верховного Суда РФ, изменяя постановление Тимирязевского районного суда САО гор. Москвы от 16 августа 2002 г., определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 22 августа 2002 г., постановление президиума Московского городского суда от 10 октября 2002 г., определение СК ВС РФ от 12 февраля 2003 г., исключил из перечисленных документов указание о невозможности удовлетворения ходатайства следователя об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу ввиду неявки обвиняемых в судебное заседание в связи с нахождением их на стационарном лечении в лечебном учреждении, поскольку в законе нет запрета на рассмотрение судом ходатайства следователя об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении больного обвиняемого, находящегося в лечебном учреждении на стационарном лечении.

Как видно из материалов, предоставленных суду, Л. и Н. совершили особо тяжкое преступление, при попытке скрыться с места происшествия получили травмы, были прооперированы, на момент рассмотрения судом ходатайства об избрании им меры пресечения находились на излечении в условиях стационара, по заключению врачей транспортировка им была противопоказана, однако это обстоятельство не препятствовало проведению с ними процессуальных действий (постановление ПВС РФ от 21.05.2003 N 153п03пр // БВС РФ. 2004. N 12).

Сказанное однозначно свидетельствует, что при решении вопроса о заключении подозреваемого, обвиняемого под стражу, продлении срока содержания их под стражей действующий закон не препятствует проведению в необходимых случаях выездного заседания.

 

16. Каков алгоритм подготовки судьи к рассмотрению ходатайства о заключении под стражу подозреваемого, обвиняемого?

 

Судья, рассматривающий ходатайство об аресте, в первую очередь обязан лично убедиться, что: в производстве органов предварительного расследования действительно имеется уголовное дело в отношении лица, подлежащего заключению под стражу; постановление о возбуждении данного уголовного дела вынесено уполномоченным на то лицом, оформлено надлежащим образом (ст. 146 УПК); все графы в бланке постановления о возбуждении уголовного дела, принятии его к своему производству заполнены, необходимые подписи в нем имеются, сомнений в их достоверности нет; возбужденное уголовное дело надлежащим образом зарегистрировано, ему присвоен соответствующий номер.

При этом надо иметь в виду следующее обстоятельство. В силу ч. 1 ст. 146 УПК дознаватель, начальник подразделения дознания, орган дознания, следователь, следователь-криминалист, руководитель следственного органа возбудить дело могут лишь в пределах своей компетенции, с учетом требований ст. 151 УПК о подследственности, ст. 152 УПК о месте производства предварительного расследования.

Копия постановления о возбуждении уголовного дела незамедлительно направляется прокурору. Если из текста копии постановления невозможно сделать однозначный вывод о законности и обоснованности возбуждения уголовного дела, прокурор незамедлительно требует от органа, возбудившего уголовное дело, материалы, подтверждающие законность и обоснованность принятого решения.

Признав постановление о возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, в срок не позднее 24 часов с момента получения материалов, послуживших основанием для возбуждения уголовного дела, прокурор отменяет постановление о возбуждении уголовного дела, о чем выносит мотивированное постановление (ч. 4 ст. 146 УПК, абз. 4, 5 п. 1.3 приказа Генерального прокурора РФ от 06.09.2007 N 136 "Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия". Согласно данному Приказу постановление о возбуждении уголовного дела в вышеуказанные сроки отменяется вне зависимости от того, производились ли по делу следственные действия (п. 6)).

Понятие "незамедлительно" является оценочным. Сказанное означает, что после возбуждения уголовного дела, в том числе в сроки, измеряемые днями, может появиться постановление прокурора об отмене постановления о возбуждении уголовного дела. Наличие такого постановления вплоть до его отмены вышестоящим прокурором в силу п. 5 ч. 1 ст. 24 УПК исключает возможность любого производства по делу, в том числе и рассмотрение ходатайства о заключении подозреваемого, обвиняемого под стражу.

Если уголовное дело, по материалам которого производится арест, выделено в отдельное производство из другого дела, то следует проверить, не были ли при этом нарушены нормы уголовно-процессуального закона, произведено ли выделение дела уполномоченными на то лицами, зарегистрировано ли выделенное дело надлежащим образом. После этого следует проверить, чтобы сроки предварительного следствия либо дознания (ст. 162, 223 УПК) к моменту рассмотрения ходатайства не истекли. Необходимо проверить наличие срока предварительного расследования по делу, если оно ранее было приостановлено по основаниям, предусмотренным ст. 208 УПК. Процессуальные действия, осуществленные за рамками срока предварительного расследования, по смыслу ч. 2 ст. 1 УПК юридической силы не имеют.

Если уголовное дело возбуждено одним лицом, а ходатайство о заключении под стражу подозреваемого, обвиняемого принесено другим лицом, то необходимо проверить, принято ли оно последним к своему производству. Если производство предварительного расследования осуществляется следственной группой, то судье следует проверить обоснованность ее создания (п. 1 ч. 1 ст. 39 УПК), факт участия лица, принесшего ходатайство об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, в данной следственной группе, наличие у него соответствующих процессуальных полномочий, для чего необходимо проанализировать постановление о производстве предварительного следствия следственной группой.

После этого судье следует выяснить, не имеется ли поводов к прекращению дела по основаниям, перечисленным в ст. 24 УПК. В необходимых случаях надлежит проверить, соблюдены ли органами предварительного расследования требования ст. 448 УПК в отношении лиц, наделенных иммунитетом.

Далее по документам осуществляется проверка процессуального статуса доставленного лица, для чего анализируются имеющиеся в деле протокол за держания, протокол допроса подозреваемого (ст. 92 УПК), постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого (ст. 171 УПК), протокол допроса обвиняемого (ст. 174 УПК). Следует убедиться, что все графы в бланках процессуальных документов заполнены, необходимые подписи участников процесса в них имеются, сомнений в их достоверности нет.

Если при решении вопроса об избрании обвиняемому меры пресечения в виде заключения под стражу (ст. 108 УПК) будет заявлено ходатайство об ознакомлении с материалами, на основании которых принимается решение, то суд не вправе отказать обвиняемому, а также его защитнику, законным представителем в удовлетворении такого ходатайства. Ознакомление с указанными материалами производится в разумные сроки, в пределах установленного законом срока для рассмотрения судом соответствующего ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу (п. 11 постановления Пленума ВС РФ от 05.03.2004 N 1).

 

17. Каковы сроки рассмотрения судом ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу?

 

Постановление о возбуждении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу подлежит рассмотрению в течение восьми часов с момента поступления материалов в суд. В каждом районном суде ведется специальная книга учета поступления мате риалов о возбуждении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, в которой указывается не только дата поступления материала, но и время его поступления.

Рассмотрение ходатайства об избрании в отношении обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу производится судьей районного суда единолично с участием обвиняемого, прокурора и защитника. Кроме того, по личной инициативе в судебном заседании вправе принять участие законные представители несовершеннолетнего обвиняемого, следователь (руководитель следственного органа) или дознаватель (начальник органа дознания). Если последние своевременно изъявили такое желание, то судья, рассматривающий материал, не вправе отказать им в этом.

 

18. Каков порядок доставки в суд подозреваемого, обвиняемого, вызова иных участников процесса?

 

Судья, приняв к производству ходатайство об избрании в отношении обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу, должен принять все необходимые меры, направленные на своевременное уведомление участников процесса о предстоящем судебном заседании. Судебное заседание должно быть начато не позже истечения срока задержания. В рамках этого срока оно назначается в пределах восьми часов с момента поступления материала и с учетом возможности реальной явки участников процесса к началу слушания материала по возбужденному ходатайству об избрании меры пресечения - заключения под стражу.

По смыслу ч. 2 ст. 91 УПК срок задержания подозреваемого исчисляется не со времени его задержания, указанного в протоколе задержания, а с момента фактического задержания подозреваемого. Если процесс по ходатайству о заключении подозреваемого под стражу не начнется до истечения 48 часов с момента его задержания, подозреваемый автоматически должен быть освобожден администрацией ИВС или уполномоченным на то прокурором.

Постановление о возбуждении ходатайства об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу в отношении подозреваемого или обвиняемого подлежит рассмотрению судьей в течение восьми часов с момента поступления материалов в суд с обязательным участием подозреваемого или обвиняемого, прокурора, а также защитника, если он участвует в уголовном деле (ч. 1 п. 5 постановления Пленума ВС РФ от 05.03.2004 N 1).

В силу ч. 4 ст. 108 УПК подозреваемый, задержанный в по рядке ст. 91 и 92 УПК, в обязательном порядке доставляется в судебное заседание под конвоем. Если лицо, в отношении которого принесено ходатайство о заключении под стражу, доставлено в суд под конвоем, от органа предварительного расследования в обязательном порядке требуется приобщение к материалам копии протокола задержания.

Наличие данного документа позволит не только проверить законность и обоснованность предпринятого органом предварительного расследования, прокурором действия, но и точно определить время, с которого следует исчислять срок содержания подозреваемого, обвиняемого под стражей.

Порочной следует признать практику, когда подозреваемый (обвиняемый) в совершении преступления доставляется в суд не на основании уголовно-процессуальных документов,


Вернуться назад
© Speed-surf.ru, 2012-2017. Всех прав не защитишь, можно только попытаться.
Хороший юрист не тот, который все знает, а тот, который знает где найти. Копирование материалов сайта разрешено: только с разрешения администрации или со ссылкой на источник нашего сайта!