НАШ ТЕЛЕФОН - 8(800) 333-45-16 доб.701

Возмещение ущерба исполнителем функции государства

загрузка...

Право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц, предусмотрено статьей 53 Конституции Российской Федерации (Статья 53 Конституции).
Данное положение Конституции конкретизируется в статье 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации (Статья 1069 ГК РФ) в силу которой
Статья 1069. Ответственность за вред, причиненный государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами
Вред, причиненный гр. или ЮЛ в результате незаконных действий (б) государственных органов, ОМСУ либо ДЛ этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

Статья 16 ГК РФ закрепляет принцип возмещения убытков, причиненных в результате неправомерных действий (бездействия) органов государственной власти, местного самоуправления и их должностных лиц. Положения статей 16 и 1069 ГК РФ применяются, как правило, в совокупности.

По смыслу статьи 1082 ГК РФ вред может быть возмещен либо в натуре (предоставлением вещи того же рода и качества, исправлением поврежденной вещи и т.п.), либо путем возмещения причиненных убытков (реального ущерба и упущенной выгоды).

Как показывает анализ судебной практики, истцы, обращаясь с исками о возмещении вреда, причиненного неправомерными действиями государственных органов и их должностных лиц, заявляют требования о компенсации причиненного им вреда в денежном выражении и в обоснование иска ссылаются как на положения статьи 16, так и статьи 1069 ГК РФ.

Специальные нормы о возмещении вреда, причиненного неправомерными действиями должностных лиц налоговых, таможенных органов, сотрудников милиции, судебных приставов-исполнителей, содержатся в Налоговом кодексе - Статья 35, 103 НК РФ, Таможенном кодексе - статья 413 , .....

Ответственность за незаконные действия государственных органов и их должностных лиц наступает при наличии общих (предусмотренных статьей 1064 ГК РФ (Статья 1064 ГК РФ) ) и специальных условий.

При рассмотрении вопроса возмещения из казны ущерба от незаконных действий, согласно сложившейся практике, вина должностного лица во внимание не принимается, а разбирается трехсоставное правонарушение, которое складывается:
- из факта незаконных действий (бездействия) или издания незаконного акта,
- из наличия убытков, причиненных пострадавшему лицу,
- из наличия причинно-следственной связи между причиненными убытками и незаконными действиями (бездействием) или актами публичной власти. Отсутствие постановки вопроса о вине означает, что во внимание не принимается, действовало должностное лицо, причинившее ущерб, во исполнение должностных обязанностей или нет. Имеет значение использование властных полномочий. В том случае, если власть не применялась, будет отсутствовать причинно-следственная связь между убытками и действиями должностного лица.

Особенности наступления деликтной ответственности по рассматриваемой категории споров предполагают, что в качестве причинителя вреда выступает специальный субъект - государственный орган или его должностное лицо. Государственный орган - это звено (элемент) механизма государства, участвующее в осуществлении функций государства и наделенное для этого властными полномочиями; важнейшим признаком государственного органа является наличие у него компетенции - властных полномочий определенного содержания и объема. Согласно своей компетенции орган государства обладает властными полномочиями, которые выражаются в возможности издавать обязательные к применению правовые акты (нормативные и ненормативные) и в обеспечении выполнения правовых актов органов государства путем применения различных методов, в том числе метода принуждения

При этом от органов государственной власти необходимо отличать государственные организации, которые выполняют различные государственно значимые функции, однако иными признаками государственных органов не обладают.
Ответственность за вред, причиненный действиями должностных лиц простых организаций - ЮЛ, наступает по правилам статьи 1068 ГК РФ (Статья 1068 ГК РФ). Таким образом, при рассмотрении споров данной категории важно определить, является ли государственная организация, которую истец считает причинителем вреда, органом государственной власти.


Детальное регулирование оснований, условий и порядка возмещения вреда осуществляется гражданским законодательством, в котором закреплено 3 правила, в соответствии с которыми должен решаться вопрос об ответственности государства за вред, причиненный его органом или должностным лицом.
Первое: вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования (ст. 1069 ГК). В соответствии с этим правилом подлежит возмещению и вред, причиненный в результате незаконных действий органов дознания, предварительного следствия и прокуратуры, (не повлекший последствий, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи - осуждения) к незаконному осуждению, незаконному привлечению к уголовной ответственности, незаконному применению в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, а также к незаконному наложению административного взыскания в виде ареста или исправительных работ (ч. 2 ст. 1070 ГК).
Второе: (ПОВЛЕКЛО последствия) причинения вреда в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ. Такой вред подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации, а в предусмотренных законом случаях за счет казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования в полном объеме независимо от вины должностных лиц в порядке, установленном законом.
Суть третьего правила состоит в том, что вред, причиненный при осуществлении правосудия действиями, не связанными с незаконным осуждением, привлечением к уголовной ответственности или ограничением свободы, возмещается в случае, если вина судьи установлена приговором суда, вступившим в законную силу (ч. 2 ст. 1070 ГК).

Необходимо отметить, что в случаях, когда истец предъявляет в суд только иск о возмещении вреда, причиненного неправомерными действиями государственных органов и их должностных лиц, а требование о признании таких действий неправомерными не заявляет и отсутствует судебный акт, которым установлен факт незаконности таких действий, признание действий публичной власти незаконными в рамках дела о возмещении вреда в большинстве случаев оказывается невозможным по процессуальным основаниям.

Государственный орган или должностное лицо, на незаконность действий которого ссылается истец, не всегда привлекается к участию в деле о взыскании с государства вреда. Интересы Российской Федерации при рассмотрении иска, заявленного на основании статей 16, 1069 ГК РФ, представляет соответствующий главный распорядитель бюджетных средств, и этот орган далеко не всегда является непосредственным причинителем вреда. Например, интересы Российской Федерации при рассмотрении дела по иску о возмещении вреда, причиненного действиями судебного пристава-исполнителя, представляет Федеральная служба судебных приставов (в силу пункта 10 статьи 158 БК РФ (Статья 158 БК РФ) , подпункта 8 пункта 6 Положения о Федеральной службе судебных приставов, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 13.10.2004 N 1316 (Указ Президента РФ от 13.10.2004 N 1316)).
В то же время при рассмотрении спора о признании незаконными действий судебного пристава-исполнителя обязательно привлечение иных заинтересованных лиц - судебного пристава-исполнителя, действия которого оспариваются, Управления Федеральной службы судебных приставов по соответствующему субъекту Российской Федерации.
Таким образом, суд, как правило, исходит из того, что факт противоправности действий публичной власти должен быть установлен вступившим в силу судебным актом, и в любом случае истцу необходимо предъявлять в суд два требования: заявление о признании действий (бездействия) государственного органа или должностного лица незаконными и иск о возмещении вреда.
Вместе с тем в случаях, когда причинителем вреда выступает непосредственно само публично-правовое образование, установление обстоятельств, связанных с незаконностью его действий (бездействия), может осуществляться судом в рамках дела о возмещении вреда. Такая ситуация возникает, в частности, при рассмотрении дел о взыскании убытков, понесенных истцами в связи с предоставлением предусмотренных законодательством льгот.

Сам по себе установленный судом факт незаконности действий (бездействия) государственных органов и должностных лиц еще не означает, что данное действие (бездействие) явилось непосредственной причиной возникновения у истца убытков. Поэтому истцу необходимо доказать наличие непосредственной причинно-следственной связи между незаконным актом публичной власти и возникновением убытков. При этом установленный судом факт противоправности акта публичной власти в рамках дела о возмещении вреда может быть признан судом сопутствующим условием, но не прямой причиной возникших у истца убытков. Судебная практика содержит множество примеров, когда суд отказывает в иске, поскольку приходит к выводу, что противоправность действий государственного органа или должностного лица хотя и имела место, но не это обстоятельство повлекло причинение истцу убытков.

Пример: вред нанесен действиями самого истца
В судебной практике встречаются примеры обращений в суд с исками о возмещении вреда, причиненного незаконными действиями должностных лиц государственных органов, в случаях, когда имущественные потери были сопряжены с неправомерными действиями самих истцов.
противоправность действий истца, способствовавших наступлению неблагоприятных для него экономических последствий (по крайней мере в случае наличия в таких действиях состава преступления), исключает возможность удовлетворения исковых требований о взыскании с государства убытков, причиненных незаконными действиями должностных лиц государственных органов.

Государственные органы, выступающие по рассматриваемой категории споров от имени соответствующего публично-правового образования, часто ссылаются на положения подпункта 1 пункта 1 статьи 333.37 НК РФ (Статья 333.37 НК РФ) , предусматривающего освобождение от уплаты государственной пошлины государственных органов, органов местного самоуправления и иных органов, обращающихся в арбитражные суды в предусмотренных законом случаях в защиту государственных и (или) общественных интересов. Анализ положений главы 25.3 НК РФ (Статья 333.16 НК РФ), в том числе применительно к вопросу об уплате государственной пошлины государственными органами, выступающими в суде от имени публично-правовых образований, приведен в информационном письме Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.03.2007 N 117 (Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13.03.2007 N 117). Так, в данном информационном письме разъяснено, что льгота в соответствии с подпунктом 1 пункта 1 статьи 333.37 НК РФ (Статья 333.37 НК РФ) по делам, по которым публично-правовые образования участвуют на равных началах с иными участниками этих отношений (гражданами и юридическими лицами), не предоставляется. НК РФ не содержит положений, предусматривающих освобождение государственных органов, органов местного самоуправления и иных органов, выступающих в суде от имени публично-правового образования, от уплаты государственной пошлины при совершении соответствующих процессуальных действий по делам, по которым данные органы или соответствующее публично-правовое образование выступали в качестве ответчика. К таким делам относятся, в частности, дела о возмещении вреда, причиненного незаконными решениями и действиями (бездействием) государственных органов (органов местного самоуправления) либо должностных лиц этих органов. С учетом разъяснений, данных Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации в указанном информационном письме, в настоящее время суды отклоняют доводы государственных органов, выступающих от имени соответствующих публично-правовых образований, относительно необходимости освобождения их от уплаты государственной пошлины по рассматриваемой категории споров (Постановления ФАС СЗО от 03.05.2007 по делу N А05-11397/2006

Написал - dilar







Задать свой вопрос юристу