67. Конкуренция уголовно- правовых норм при квалификации преступления (общей и специальной; части и целого) и при назначении наказания (отягчающие и смягчающие обстоятельства).

Юридическая консультация онлайн

загрузка...




Квалификация преступлений при конкуренции уголовно-правовых норм

 

 

 

При квалификации преступлений правоприменитель нередко встречается с положением, когда какое-то деяние подпадает одновременно под признаки нескольких уголовно-правовых норм. При этом может сложиться ситуация, когда одна из норм противоречит другой, иногда нормы не находятся в противоречии, но охватывают одно и то же уголовно наказуемое деяние в большем или меньшем объеме. В таких ситуациях не могут применяться правила квалификации и назначения наказания, относящиеся к множественности преступлений, и для безошибочной правовой оценки деяния возникает необходимость выбора одной из норм.

Правила выбора норм в подобных случаях разработаны теорией уголовного права и называются конкуренцией (коллизией) уголовно-правовых норм. Закон лишь в малой степени регламентирует правила квалификации при конкуренции (коллизии) уголовно-правовых норм, частично применяя их к действию и соотношению российских и международных законов, а также к отдельным видам множественности преступлений. В частности, в ч. 3 ст. 17 УК "Совокупность преступлений" указывается: "Если преступление предусмотрено общей и специальной нормами, совокупность преступлений отсутствует и уголовная ответственность наступает по специальной норме".

Данная законодательная новелла УК 1996 г. имеет положительное значение, так как в ранее действовавших уголовных кодексах РСФСР даже не упоминалось о возможности коллизии (конкуренции) норм, хотя на практике такие ситуации встречались, вызывая затруднения в деятельности правоохранительных органов при квалификации преступлений. Вместе с тем следует сказать, что в законе затронут лишь один аспект проблемы, при этом не раскрыто само понятие конкуренции (коллизии) уголовно-правовых норм, не уточнено, что следует считать общей и специальной нормами. Деление конкурирующих норм на виды, установление правовых последствий, способы разрешения конкуренции по-прежнему рассматриваются теорией уголовного права, при этом не исключается субъективный подход к изложению проблемных вопросов*(111). Наилучшим решением существующей проблемы было бы законодательное определение в статьях УК самих понятий "коллизия" и "конкуренция норм", классификация их по единому основанию и указание на способы разрешения возникающих коллизий. Такое решение проблемы законодателем завершило бы содержание гл. 3 УК "Понятие преступления и виды преступлений" и способствовало устранению ошибок в правоприменительной деятельности по квалификации преступлений*(112).

Итак, коллизия и конкуренция уголовно-правовых норм. Существование названных явлений вполне объяснимо, так как едва ли возможна универсальная конструкция нормы, предусматривающей абсолютно все признаки и не пересекающейся с другой по объему ответственности, отдельным признакам преступления, субъекту. Исходя из этой объективной реальности необходимо признать существующей проблему конкуренции (коллизии) уголовно-правовых норм, уточнить соответствующие понятия и предложить по возможности приемлемые для всех (или хотя бы большинства) случаев способы их разрешения.

Коллизия рассматривается как отношение, возникающее между двумя и более нормами права, регулирующими конкретное общественное отношение, или актами толкования, находящимися в противоречии (т.е. предполагающими взаимоисключающие нормы поведения)*(113). Коллизия может быть реальной, возникающей при рассмотрении конкретных уголовных дел, и абстрактной, существующей на законодательном уровне. В последнем варианте она по большей части является предметом теоретических споров и предложений по совершенствованию норм и возможной классификации видов коллизий. Классификация проводится по различным основаниям. Наиболее удачный вариант, думается, предлагает З.А. Незнамова, разделяющая коллизии на темпоральные, пространственные, иерархические, содержательные*(114).

С позиций системы права и законодательства она выделяет коллизии межправовые, межотраслевые и внутриотраслевые. Конкуренция уголовно-правовых норм ею рассматривается как внутриотраслевая коллизия. Соглашаясь в целом с предложенной классификацией и обоснованием позиции автора по данной проблеме, думаем, что для целей правоприменительной деятельности целесообразно провести разграничение между понятиями "коллизия" и "конкуренция" и подробнее остановиться на внутриотраслевых коллизиях, чаще именуемых конкуренцией норм.

Коллизия норм - это столкновение противоположных сил, интересов, стремлений, взаимное несоответствие правовых норм, регулирующих одинаковые общественные отношения*(115). Из этого общего определения выделяются такие понятия, как коллизионная норма, коллизионное право, относящиеся в первую очередь к случаям расхождения в нормах международного и национального права. При коллизии законов (внутриотраслевой коллизии) существует ряд правил, помогающих ее преодолевать, однако и в этом случае речь идет о столкновении, несоответствии друг другу отдельных правовых актов. Основное правило, которым должен руководствоваться правоприменитель в этом случае, состоит в необходимости выбрать из двух и более противоречащих (взаимоисключающих) актов тот, который наиболее полно и точно регламентирует конкретную правовую ситуацию. Если, например, имеется расхождение (противоречие) между актами, изданными одним и тем же правотворческим органом, то применяется акт, изданный позднее (темпоральная коллизия). При расхождении между общим и специальным актами преимущество отдается специальному, если он не отменен изданным позднее общим актом. В тех случаях, когда расходящиеся по содержанию нормы находятся в актах, принятых различными органами, применяется норма, принятая вышестоящим органом (иерархическая коллизия).

Конкуренция как Термин также означает столкновение интересов, мнений, взглядов, но в отличие от коллизии она не предусматривает категорического отрицания иного решения. Конкуренция - это состязательность, спор и в конечном итоге - внедрение наиболее правильной позиции, взгляда, мнения из числа конкурирующих. Под конкуренцией уголовно-правовых норм понимаются такие ситуации, когда одно преступное деяние одновременно подпадает под действие нескольких правовых норм, охватывающих это деяние в разном объеме, с различной степенью точности описания преступлений. Нормы, конкурирующие между собой, не противоречат друг другу, более того, они взаимосвязаны*(116). Как по объему, так и по содержанию эти нормы частично совпадают. Отмена одной конкурирующей нормы не ведет к невозможности применения другой из этой связки. Преступный эпизод можно квалифицировать на основании оставшейся нормы с учетом определенных правил разрешения конкуренции.

На основании сказанного можно дать более полное определение конкуренции норм. Под этим термином следует понимать такое состояние, когда при квалификации преступлений или разрешении иного вопроса обнаруживается, что на применение к данному конкретному случаю претендуют две или более уголовно-правовые нормы, частично совпадающие по содержанию, рассчитанные на регулирование рассматриваемого вопроса с различной полнотой, и правоприменителю необходимо решить, какая из них обладает приоритетом перед остальными*(117). Конкурируют обычно нормы Особенной части УК, обладающие одинаковой юридической силой, однако известны случаи конкуренции между нормами права и актами толкования их (в частности, постановлениями Пленума Верховного Суда РФ) либо между двумя актами толкования, изданными одним и тем же компетентным органом. Примеры конкуренции между актами толкования уголовно-правовых норм уже рассматривались в предыдущих разделах, поэтому сейчас мы остановимся на конкуренции уголовно-правовых норм Особенной части УК.

Теория уголовного права и судебная практика выделяют следующие виды конкуренции норм, встречающиеся наиболее часто: конкуренция общей и специальной нормы; части и целого; основной и квалифицированной нормы; квалифицированной и особо квалифицированной нормы; квалифицированной и привилегированной нормы; двух привилегированных норм*(118).

Конкуренция общей и специальной нормы. Этот вид конкуренции встречается в тех случаях, когда одна уголовно-правовая норма излагается в нескольких статьях УК. Однако называемое в первой из ряда статей УК преступление может совершаться различными способами, с различными формами вины либо при наличии обстоятельств, повышающих или понижающих степень общественной опасности деяния. Это позволяет выделить из общей нормы одну или несколько специальных, в которых сохраняются основные признаки общей нормы, но появляются сугубо специфические признаки.

Как правило, общая норма приводится в начале какой-либо главы УК и дает общее представление о характерных признаках всех преступлений, входящих в эту главу в качестве специальных. Примером сочетания общей и специальных норм служит гл. 30 УК "Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления", где ст. 285 является общей нормой. Она охватывает все самые разнообразные злоупотребления должностными полномочиями, совершаемые в любой сфере деятельности лицами, которые постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляют функции представителя власти либо выполняют организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах, других войсках и воинских формированиях РФ. В число субъектов по названной статье входят также лица, занимающие государственные должности, устанавливаемые Конституцией РФ, федеральными конституционными законами и федеральными законами для непосредственного исполнения полномочий государственных органов. Кроме того, сюда же относятся и лица, занимающие государственные должности в субъектах Российской Федерации. Каждая из других статей, входящих в названную главу, предусматривает лишь один конкретный вид злоупотребления и является специальной нормой. К таковым относятся: превышение должностных полномочий, незаконное участие должностного лица в предпринимательской деятельности, получение взятки и т.д. Выделение специальных норм из общей в гл. 30 УК производится по степени их общественной опасности в сравнении со ст. 285 УК, по характеру и объему содержания деяния. Так, квалифицированное взяточничество представляет большую опасность, чем злоупотребление служебным положением, а служебный подлог - меньшую. Должностная халатность как специальный состав выделена из общего не только по названным признакам, но и по форме вины. Статья 293 УК - единственная в данной главе предусматривает ответственность за неосторожное деяние. Кроме того, ст. 285 является общей нормой и для тех преступлений, совершенных должностными лицами какой-либо специфической деятельности, ответственность за которые предусмотрена статьями из других глав УК, например ст. 143 "Нарушение правил охраны труда" и т.д.

Примером общей и специальных норм можно назвать также ст. 105 УК "Убийство". В ней дается общее понятие убийства, которое затем экстраполируется на ст. 106, 107, 108 УК, предусматривающие ответственность за умышленное убийство, совершенное при наличии специфических для каждой из названных статей признаков. Следует иметь в виду, что названная общая норма может также экстраполироваться на специальные нормы, содержащиеся в других главах УК.

Так, из ст. 105 УК, являющейся общей нормой для гл. 16 "Преступления против жизни и здоровья", выделяются такие специальные нормы, как ст. 277 "Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля", ст. 295 "Посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование", ст. 317 "Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа" и т.д. Во всех названных случаях конкуренция общей и специальной норм разрешается в пользу последней. Именно она применяется в конкретных случаях конкуренции норм. Применение общей и специальных норм по одному и тому же преступлению возможно только при наличии совокупности преступлений.

Конкуренция общего и специального составов может осуществляться и по другим элементам состава преступления. Так, конкуренция общей нормы, содержащейся в составах, предусмотренных ст. 158-162, и специальной, указанной в ст. 164 "Хищение предметов, имеющих особую ценность", независимо от способа хищения происходит по предмету хищения. Любой из названных способов хищения, связанный с завладением предметами, имеющими особую историческую, научную, художественную или культурную ценность, подлежит квалификации по специальной норме - ст. 164 УК.

Конкуренция части и целого. Суть ее состоит в том, что преступное деяние одновременно подпадает под действие двух и более норм, одна из которых охватывает совершенное деяние в целом, а другая - лишь отдельные его части, т.е. одна норма как бы подчиняется другой. Такая ситуация чаще всего возникает в случаях, когда одно преступление выступает в качестве средства совершения другого и в соответствии с законом это средство является самостоятельным преступлением. Так, побои сами по себе требуют отдельной квалификации по ст. 116 УК. Если же они выступают средством преодоления сопротивления при изнасиловании, то происходит конкуренция части (ст. 116) и целого (ч. 1 ст. 131). Правило разрешения такого вида конкуренции гласит: при конкуренции части и целого предпочтение отдается норме, охватывающей деяние в целом. В нашем примере квалификация действий виновного должна осуществляться по ч. 1 ст. 131 УК, которая отражает содержание ст. 116 в словах: "Изнасилование, то есть половое сношение с применением насилия..." и устанавливает для виновного более суровое наказание. Аналогично решается вопрос и в том случае, когда при хищении путем мошенничества используются поддельные документы. Это само по себе уголовно наказуемое деяние, предусмотренное ч. 3 ст. 327 УК, однако если такие документы используются для хищения путем обмана или злоупотребления доверием, нет необходимости в двойной квалификации. Здесь ч. 3 ст. 327 является составной частью целого преступления, указанного в ст. 159 УК.

Конкуренция части и целого имеет определенное сходство с совокупностью норм, и для правильной квалификации необходимо проводить их разграничение. Основное отличие содержится в конструктивных особенностях той статьи УК, которую мы принимаем за целое. В таких статьях конкурирующая норма (часть) включена законодателем в диспозицию целой нормы в качестве средства (способа) совершения преступления (ч. 1 ст. 131, ч. 1 ст. 159, ч. 1 ст. 162) и т.д. Если это так, можно сделать вывод, что одна норма (часть) вошла в другую норму (целое), и в связи с этим нет необходимости в двойной квалификации преступных действий. Если же в конструкции статьи в качестве основного или квалифицирующего признака такая норма не предусмотрена, она хоть и является средством совершения преступления, но подлежит самостоятельной квалификации, и наказание назначается по совокупности преступлений. Именно по этой причине умышленное убийство и умышленное причинение тяжкого вреда здоровью при совершении других преступлений (разбоя, изнасилования, бандитизма и пр.), где этот способ не предусмотрен конструктивно в качестве признака преступления, подлежат самостоятельной квалификации по совокупности преступлений. Здесь нет и не может быть конкуренции норм в рассматриваемом смысле. Повторим общее правило преодоления конкуренции части и целого: при квалификации преступления предпочтение отдается целому, т.е. той норме, которая с наибольшей полнотой охватывает фактически совершенное деяние.

Конкуренция основного (простого) и квалифицированного составов. Квалифицированным признается состав преступления, который по сравнению с основным содержит отягчающие обстоятельства, повышающие общественную опасность преступления и, как следствие, влекущие более суровое наказание.

В любом квалифицированном составе преступления изначально содержатся все элементы и признаки основного состава. Например, состав ч. 1 ст. 158 УК "Кража" как тайное, безвозмездное завладение чужим имуществом, совершаемое из корыстных побуждений, содержит все названные признаки и в квалифицированных составах, названных в чч. 2-4 ст. 158 УК. Тот факт, что такое преступление совершается группой лиц по предварительному сговору, в значительных или крупных размерах, с проникновением в помещение и т.п., не меняет самого понятия кражи. Оно (понятие) остается точно таким же, как и в основном составе, названном в ч. 1 ст. 158. В связи с этим при квалификации кражи, совершаемой с признаками, названными в чч. 2-4 ст. 158, нет необходимости в двойной квалификации одного и того же деяния по ч. 1, а затем по чч. 2, 3, 4 ст. 158 УК. Здесь происходит конкуренция основного и квалифицированного составов, указанных в одной статье УК. Предпочтение следует отдавать квалифицированному составу, который не только отражает суть преступления, но и называет отягчающие обстоятельства, при которых была совершена кража. Общее правило: при конкуренции основного и квалифицированного составов преступления предпочтение отдается квалифицированному, который наиболее полно отражает сущность совершенного деяния.

При квалификации преступлений возможна конкуренция квалифицированного и особо квалифицированного составов. Она возникает в тех случаях, когда преступное деяние, предусмотренное квалифицированным составом (например, группа лиц), содержит дополнительные признаки, относящиеся чаще всего к объективной стороне (способ совершения преступления, особо тяжкие последствия, совершение преступления организованной группой), которые указываются в ч. 3 или 4 той же статьи. Возникает вопрос: по какой из частей статьи УК надо квалифицировать деяние, нет ли здесь совокупности преступлений? Рассматривая этот вопрос применительно к хищению имущества, Верховный Суд в постановлении от 27 декабря 2002 г. указал: "В случае совершения кражи, грабежа или разбоя при отягчающих обстоятельствах, предусмотренных несколькими частями статей 158, 161, 162 УК, действия виновного при отсутствии реальной совокупности преступлений подлежат квалификации лишь по той части (здесь и далее курсив мой. - Н.С.) указанных статей УК, по которой предусмотрено более строгое наказание. При этом в описательной части приговора должны быть приведены все квалифицирующие признаки деяния"*(119).

Это правило обоснованно можно отнести ко всем случаям конкуренции квалифицированного и особо квалифицированного составов.

Конкуренция квалифицированного и привилегированного составов встречается в судебной практике чаще всего по преступлениям, связанным с посягательствами на жизнь и здоровье. Статьи Уголовного кодекса 106 "Убийство матерью своего новорожденного ребенка", 107 "Убийство, совершенное в состоянии аффекта", 108 "Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление", 113 "Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта" и 114 "Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление" законодателем отнесены к привилегированным составам (т.е. таким, которые содержат конструктивные признаки, относящиеся к элементам состава преступления, существенно снижающим общественную опасность совершенного деяния). Наказание в перечисленных статьях значительно снижено по сравнению с основными и квалифицированными составами преступлений того же вида.

Общепринятое правило разрешения конкуренции общего (квалифицированного) и привилегированного составов рекомендует предпочтение в квалификации отдавать привилегированному составу. Однако обоснование такого решения вопроса в правовой литературе неоднозначно. Трудно безоговорочно согласиться с утверждением, что вменение привилегированного состава отвечает принципу гуманизма уголовного права*(120). Разумеется, это верно, но лишь отчасти. Привилегированные составы при конкуренции их с основными или квалифицированными составами следует вменять потому, что они содержат признаки преступления, не указанные в сравниваемых статьях (аффект, необходимая оборона и т.п.), и, кроме того, наиболее точно и полно отражают обстоятельства и мотивы совершения преступления.

На такое понимание ориентирует суды и постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. "О судебной практике по делам об убийстве". В нем сказано, что убийство не должно расцениваться как совершенное при квалифицирующих признаках, предусмотренных пп. "а", "г", "е" ч. 2 ст. 105 УК, а также при обстоятельствах, с которыми обычно связано представление об особой жестокости (в частности, множественность ранений, убийство в присутствии близких потерпевшему лиц), если оно совершено в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения либо при превышении пределов необходимой обороны*(121).

При конкуренции нескольких привилегированных составов предпочтение отдается тому из них, где присутствуют все признаки, содержащиеся именно в этом составе (по этой причине он наиболее полно и точно отражает суть совершенного преступления). Например, если выясняется, что виновный совершил убийство при превышении пределов необходимой обороны (ч.1 ст. 108 УК) в состоянии аффекта, его действия при наличии всех других признаков должны быть квалифицированы по ст. 107 УК "Убийство, совершенное в состоянии аффекта". Наказание по этой статье более суровое, чем по ч. 1 ст. 108, однако в последней состояние аффекта как побудительный мотив для совершения преступления отсутствует, следовательно, и вменение ее будет незаконным.

Таковы основные, наиболее часто встречающиеся в судебной практике виды конкуренции уголовно-правовых норм, влияющие на квалификацию преступления.

 

 

 

 

 

 

СОБЕННОСТИ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

ПРИ КОНКУРЕНЦИИ УГОЛОВНО-ПРАВОВЫХ НОРМ <*>

 

Н.Н. РОГОВА

 

В отличие от совокупности преступлений, при конкуренции норм совершается одно преступление, которое должно быть квалифицировано по одной статье Уголовного кодекса. В статье анализируются вопросы отграничения совокупности преступлений от конкуренции общей и специальной нормы, возникающие в процессе квалификации.

 

В некоторых случаях при квалификации преступлений возникают трудности, связанные с тем, что совершенное деяние предусматривается несколькими уголовно-правовыми нормами одновременно. Такое положение свидетельствует об имеющейся конкуренции уголовно-правовых норм.

При конкуренции норм совершено одно преступление (в отличие от совокупности и рецидива), которое одновременно содержит признаки, указанные в двух (или более) уголовно-правовых нормах.

При разграничении совокупности преступлений и конкуренции уголовно-правовых норм возникает вопрос, имеются ли два или более преступлений либо одно преступное деяние, которое с большей полнотой охватывается признаками одной нормы права <1>.

В ч. 3 ст. 17 УК РФ указано, что если преступление предусмотрено общей и специальной нормами, то совокупность преступлений отсутствует и уголовная ответственность наступает по специальной норме. Такой вид конкуренции носит название конкуренции общей и специальной норм.

Однако в теории уголовного права рассматривается не один, а несколько видов конкуренции норм, не получивших законодательного оформления <2>.

В.Н. Кудрявцев выделял: 1) конкуренцию общей и специальной норм; 2) конкуренцию части и целого; 3) конкуренцию специальных норм.

Другие авторы говорят о большем числе разновидностей конкуренции: 1) конкуренции общей и специальной норм; 2) общей и исключительной; 3) специальной и исключительной; 4) специальных норм; 5) части и целого <3>.

 

Нередко конкуренцию норм смешивают с коллизией. Между тем это различные понятия <4>. Понятие коллизии законов в энциклопедическом юридическом словаре трактуется как расхождение содержания (столкновение) двух или более формально действующих нормативных актов, изданных по одному и тому же вопросу <5>.

При конкуренции норм никакой коллизии может не быть. Под конкуренцией составов преступлений понимается ситуация, когда одно преступление подпадает под признаки двух норм уголовного закона с разной степенью обобщения и с различной полнотой описывающих содеянное. При этом применению подлежит лишь одна норма <6>. Между статьями о служебном злоупотреблении и о подлоге документов нет расхождений. Также не противоречат друг другу статьи об убийстве и о тяжком вреде здоровью, хотя между ними может возникнуть конкуренция.

Коллизия двух или более норм существует независимо от того, имеются ли отдельные факты, подпадающие под эти нормы. Коллизия - это несогласованность между нормами по их содержанию, и она существует независимо от того, имеются ли уголовные дела, в которых следует применить эти нормы.

О конкуренции же норм речь идет в конкретных случаях применения закона, когда выясняется, что в совершенном деянии имеются признаки, указанные в двух или нескольких нормах.

Таким образом, под конкуренцией норм в теории уголовного права понимается наличие двух или более уголовно-правовых норм, предусматривающих ответственность за одно и то же деяние.

При этом деяние будет правильно квалифицировано лишь в том случае, когда будет верно избрана та из конкурирующих норм, которая наиболее полно отражает социально-правовой смысл содеянного.

В отличие от совокупности, при конкуренции норм совершается одно преступление, которое и должно быть квалифицировано по одной статье УК РФ.

Поэтому, как считает В.Н. Кудрявцев, при конкуренции уголовно-правовых норм нельзя ставить вопрос абстрактно: "Какая из двух норм всегда подлежит применению?". вопрос следует формулировать иначе: "Под какую норму подпадает данное преступление? Какая из норм подлежит применению в данном случае?" <7>.

Несомненно, что конкуренцию норм чаще приходится преодолевать при квалификации преступлений, а следовательно, при применении норм Особенной части. В практике бывают случаи, когда перед правоприменительными органами встает вопрос о конкуренции норм, относящихся к Общей части, а также норм Общей и Особенной частей <8>.

При конкуренции норм деяние будет правильно квалифицировано лишь в том случае, когда будет верно избрана та из конкурирующих норм, которая наиболее правильно отражает социально-правовой смысл содеянного.

Квалификация содеянного по совокупности конкурирующих норм недопустима, так как это привело бы к искусственному созданию множественности преступлений там, где ее нет, и к необоснованному усилению уголовной ответственности виновного.

В отличие от совокупности, при конкуренции норм совершается одно единичное преступление, которое и должно быть квалифицировано по одной статье УК РФ.

Так, если следователь прокуратуры получает взятку и прекращает дело в отношении виновного лица, эти действия будут квалифицированы как получение взятки и по ст. 300 УК РФ - незаконное освобождение от уголовной ответственности. В данном случае действия следователя являются по существу злоупотреблением должностными полномочиями, ответственность за которые предусмотрена ст. 285 УК РФ. Однако они осуществлены в специфичной сфере деятельности - обеспечении правосудия - и предусмотрены в главе "Преступления против правосудия" в ст. 300 УК РФ. Поэтому виновный должен привлекаться к ответственности не по ст. 285 УК РФ, а по ст. 300 УК РФ, т.е. по норме, которая является специальной по отношению к общей норме - ст. 285 УК РФ.

Общей чертой находящихся в конкуренции норм является то, что они предусматривают ответственность за одни и те же деяния, однако одна из них более точно отражает правовую природу совершенного преступления. Поэтому по объему и содержанию эти нормы совпадают только частично.

Например, незаконное освобождение от уголовной ответственности полностью охватывается составом злоупотребления должностными полномочиями. Однако этот последний состав значительно шире и выходит за рамки незаконного освобождения от уголовной ответственности. Следовательно, в специальной норме должны содержаться все признаки общей нормы, но в то же время ей должны быть присущи и свои специфические признаки, позволяющие выделить ее из общей нормы.

В настоящее время УК РФ предусматривает три общих состава должностных преступлений: злоупотребление должностными полномочиями, превышение должностных полномочий и халатность (ст. ст. 285, 286 и 293 УК РФ).

Специальными разновидностями этих деяний являются многие преступления против правосудия: привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности, вынесение заведомо неправосудного приговора, незаконный арест или задержание и другие, уже вошедшие в главу 31 УК РФ. Как специальные нормы по сравнению с общими видами должностных преступлений могут рассматриваться следующие: нарушение правил охраны труда (ст. 143 УК РФ), нарушение правил безопасности на объектах атомной энергетики (ст. 215 УК РФ), нарушение правил безопасности при ведении горных, строительных или иных работ (ст. 216 РФ) и на взрывоопасных объектах (ст. 217 УК РФ), нарушение правил пожарной безопасности (ст. 219 УК РФ), а также сокрытие информации (ст. 237 УК РФ), ряд экологических преступлений и др.

Изменение квалификации надзорными инстанциями при конкуренции общих и специальных норм нередко отмечается при квалификации совокупности должностных преступлений. Так, Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 25 октября 2000 г. судам напоминалось положение ч. 3 ст. 17 УК РФ о предусмотренном законом соотношении общей и специальной нормы при квалификации смежных по содержанию объективных сторон составов преступлений. В названном Определении рассматривался приговор Кемеровского областного суда, которым Б. и С. были осуждены по п. п. "а", "б" ч. 3 ст. 286 и ч. 2 ст. 302 УК РФ. Они были признаны виновными в том, что как лица, производящие дознание, 24 марта 1999 г. в помещении Кемеровского РОВД принуждали к даче показаний свидетелей с применением насилия и издевательств. Кроме того, являясь должностными лицами, указанные граждане превысили свои должностные обязанности, поскольку с применением насилия и специальных средств совершили действия, явно выходящие за пределы их полномочий и повлекшие существенные нарушения прав и законных интересов граждан. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев 25 октября 2000 г. уголовное дело по кассационной жалобе осужденных и их адвокатов, приговор изменила и исключила указание об осуждении Б. и С. по п. п. "а", "б" ч. 3 ст. 286 УК РФ, указав следующее.

Признавая Б. и С. виновными по п. п. "а", "б" ч. 3 ст. 286 УК РФ, суд неправильно применил уголовный закон, в нарушение требований ст. 17 УК РФ признал совокупностью преступлений одно действие, предусмотренное общей нормой - ст. 286 УК РФ и специальной нормой - ст. 302 УК РФ. В соответствии с ч. 3 ст. 17 УК РФ в этом случае содеянное надлежит квалифицировать по ч. 2 ст. 302 УК РФ, а общая норма (п. п. "а", "б" ч. 3 ст. 286 УК РФ) подлежит исключению из приговора как излишне вмененная <9>.

В Определении Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 6 июля 2004 г. N 93-о04-9, принятом по результатам рассмотрения уголовного дела И., который Магаданским областным судом 15 марта 2004 г. был осужден по ч. 2 ст. 303 УК РФ и по ч. 1 ст. 285 УК РФ, он признан виновным в фальсификации доказательств и злоупотреблении должностными полномочиями.

Обвинение И. по ч. 1 ст. 285 УК РФ Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации сочла излишне вмененным и подлежащим исключению из приговора по следующим основаниям. Статья 285 УК РФ является общей нормой, предусматривающей уголовную ответственность за злоупотребление должностными полномочиями. В то же время ст. 303 УК РФ - это специальная норма, предусматривающая ответственность конкретного должностного лица за фальсификацию доказательств, а поэтому в соответствии с ч. 3 ст. 17 УК РФ, если преступление предусмотрено общей и специальной нормами, совокупность преступлений отсутствует и уголовная ответственность наступает по специальной норме <10>.

В п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16 октября 2009 г. N 19 "О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями или превышении должностных полномочий" указано, что "в отличие от хищения чужого имущества с использованием служебного положения злоупотребление должностными полномочиями из корыстной заинтересованности образуют такие деяния должностного лица, которые либо не связаны с изъятием чужого имущества (например, получение имущественной выгоды от использования имущества не по назначению), либо связаны с временным и (или) возмездным изъятием имущества.

Если использование должностным лицом своих служебных полномочий выразилось в хищении чужого имущества, когда фактически произошло его изъятие, содеянное полностью охватывается частью 3 статьи 159 УК РФ или частью 3 статьи 160 УК РФ и дополнительной квалификации по статье 285 УК РФ не требует".

Можно сделать вывод, что при конкуренции норм ст. 285 и ст. 159 или ст. 160 УК РФ следует обращать внимание, имело ли место изъятие имущества, и тогда содеянное полностью охватывается ст. 159 или ст. 160 УК РФ, и дополнительной квалификации по ст. 285 УК РФ не требуется.

В тех же случаях, когда должностное лицо, используя свои служебные полномочия, наряду с хищением чужого имущества, совершило другие незаконные действия, связанные со злоупотреблением должностными полномочиями из корыстной или иной личной заинтересованности, содеянное им надлежит квалифицировать по совокупности указанных преступлений.

Далее в указанном Постановлении говорится, что "равным образом, исходя из положений ст. 17 УК РФ, должен решаться вопрос, связанный с правовой оценкой действий должностного лица, совершившего служебный подлог. В случаях, когда такое лицо в связи с исполнением своих служебных обязанностей внесло в официальные документы заведомо ложные сведения либо исправления, искажающие их действительное содержание, содеянное должно быть квалифицировано по статье 292 УК РФ. Если же им, наряду с совершением действий, влекущих уголовную ответственность по статье 285 УК РФ, совершается служебный подлог, то содеянное подлежит квалификации по совокупности со статьей 292 УК РФ".

В п. 19 рассматриваемого Постановления обращено внимание и на вопрос разграничения ст. 285 и ст. 286 УК РФ: "В отличие от предусмотренной ст. 285 УК РФ ответственности за совершение действий (бездействия) в пределах своей компетенции вопреки интересам службы ответственность за превышение должностных полномочий (ст. 286 УК РФ) наступает в случае совершения должностным лицом активных действий, явно выходящих за пределы его полномочий, которые повлекли существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, если при этом должностное лицо осознавало, что действует за пределами возложенных на него полномочий" <11>.

В п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 апреля 1994 г. N 2 "О судебной практике по делам об изготовлении или сбыте поддельных денег и ценных бумаг" говорится, что незаконное приобретение лицом чужого имущества в результате проделанных им операций с фальшивыми деньгами или ценными бумагами охватывается составом ст. 186 УК РФ и дополнительной квалификации по соответствующим статьям, предусматривающим ответственность за хищение, не требует <12>. В редакции Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 06.02.2007 N 7 это положение осталось прежним.

Содержание п. 7 Постановления Пленума ВС РФ от 28 апреля 1994 г. N 2 "О судебной практике по делам об изготовлении или сбыте поддельных денег или ценных бумаг" в научной литературе оценивается по-разному. Эту проблему рассматривают также в плоскости учения о конкуренции уголовно-правовых норм под наименованием "части и целого".

А.И. Бойцов, например, считает, что изготовление и сбыт поддельных денег или ценных бумаг и хищение с их помощью чужого имущества охватываются составом ст. 186 УК РФ <13>.

Однако другие авторы полагают, что "содержание диспозиции данной статьи и ее расположение в главе 22 УК РФ данный вывод не подтверждают. Состав фальшивомонетничества не охватывает объективные признаки состава мошенничества: причинение имущественного ущерба собственнику или иному законному владельцу, хищение чужого имущества путем обмана или злоупотребления доверием" <14>.

Вывод следует, по их мнению, из анализа Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. "О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате", в котором говорится: "Изготовление в целях сбыта или сбыт поддельных кредитных или расчетных банковских карт квалифицируются по ст. 187 УК РФ; в случае, если лицо использовало похищенную или поддельную кредитную либо расчетную карту с целью обратить в свою пользу или в пользу других лиц чужие денежные средства, содеянное в зависимости от способа хищения следует квалифицировать как кражу или мошенничество (при отсутствии указанной цели или при ее недоказанности деяние квалифицируется по ст. 187 УК РФ); сбыт поддельных кредитных либо расчетных карт, а также иных платежных документов, не являющихся ценными бумагами, заведомо непригодных к использованию, образует состав мошенничества и подлежит квалификации по соответствующей части ст. 159 УК РФ" <15>.

Однако существуют правила квалификации, которые можно сформулировать для сложных составных преступлений: когда то или иное преступление выступает способом совершения другого, более тяжкого преступления, то второе преступное деяние поглощает первое при наличии следующих условий:

- такой способ является обязательным признаком объективной стороны состава преступления;

- преступление, выступающее способом совершения другого преступления, не должно быть более опасным с точки зрения установленной за него санкции, чем то деяние, способом совершения которого оно выступает.

Незаконное приобретение чужого имущества возможно в результате проделанных операций, предусмотренных ст. 186 УК РФ, а также и в результате изготовления и сбыта поддельных кредитных или расчетных банковских карт, предусмотренных ст. 187 УК РФ.

В обоих случаях проделанные операции являются способом совершения хищения, если оно имело место.

Тем не менее можно заметить, что санкции ст. 186 УК РФ предусматривают наказание более строгое, чем санкции ст. 159 УК РФ. Поэтому возможно поглощение статьи 159 статьей 186 УК РФ, предусматривающей более строгое наказание. По-видимому, законодатель не без основания полагает, что изготовление и сбыт фальшивых денег всегда являлось более опасным преступлением, чем совершенные в связи с ним хищения, с чем трудно поспорить.

В УК РФ в главе об экономических преступлениях имеется множество специальных норм. Например, норма, содержащаяся в ч. 1 ст. 176 УК РФ (незаконное получение кредита), является специальной по отношению к общей норме ст. 165 УК РФ (причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием), и незаконное получение кредита квалифицируется только по ч. 1 ст. 176 УК РФ, а не по совокупности со ст. 165 УК РФ.

Вторым видом конкуренции норм является конкуренция специальных норм. Этот вид конкуренции чаще всего имеет место в случаях, когда предусмотрена ответственность за одно и то же деяние в различных статьях, в зависимости от наличия отягчающих или смягчающих обстоятельств.

Разновидностями конкуренции нескольких специальных норм являются конкуренция двух квалифицированных, двух привилегированных, а также квалифицированного и привилегированного составов.

При конкуренции квалифицированного и привилегированного составов предпочтение отдается привилегированному составу. В п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. "О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)" (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 06.02.2007 N 7) отмечается, что по смыслу закона убийство не должно расцениваться как совершенное при квалифицирующих признаках, предусмотренных п. п. "а", "г", "е" ч. 2 ст. 105 УК РФ, а также при обстоятельствах, с которыми обычно связано представление об особой жестокости (в частности, множественность ранений, убийство в присутствии близких потерпевшему лиц), если оно совершено в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения либо при превышении пределов необходимой обороны <16>.

При конкуренции двух привилегированных составов предпочтение отдается наиболее привилегированному с более мягкой санкцией. Например, при конкуренции двух убийств - в состоянии аффекта (ст. 107 УК РФ) и при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ст. 108 УК РФ), предпочтение следует отдавать ст. 108 УК РФ как более привилегированному составу преступления.

Указанные правила конкуренции специальных норм следует закрепить в законе, как это сделано с правилом конкуренции общей и специальной норм в ч. 3 ст. 17 УК РФ.

 

 

Квалификация преступлений при конкуренции уголовно-правовых норм

 

Конкуренция уголовно-правовых норм при квалификации преступлении выражается в том, что признаки совершенного деяния предусмотрены сразу несколькими нормами Особенной части УК, одна из которых охватывает эти признаки целиком и полностью, а другая - только часть этих признаков. Такая конкуренция может касаться признаков любой из сторон состава преступления - объекта, объективной и субъективной сторон, а также субъекта.

В случае конкуренции норм по объекту преступления при его квалификации действует правило, согласно которому применяется лишь та норма уголовного закона, которая более полно охватывает признаки объекта данного общественно опасного посягательства. Так, например, изнасилование, повлекшее причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью потерпевшей, подлежит квалификации по ч. 1 ст. 131 УК и дополнительной квалификации как преступление против здоровья личности не требует*(50).

Конкуренция норм, отражающих признаки объективной стороны преступления, может выражаться, во-первых, в том, что одно преступное деяние выступает способом совершения другого преступного деяния, а во-вторых, в том, что общественно опасные последствия, предусмотренные одной нормой уголовного права, являются частью таких последствий, предусмотренных другой нормой УК. В обоих случаях при квалификации содеянного применяется только та уголовно-правовая норма, в которой признаки объективной стороны отражены наиболее полно. Так, например, хищение либо вымогательство наркотических средств или психотропных веществ путем применения насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия полностью охватываются пунктом "в" ч. 3 ст. 229 УК и дополнительной квалификации по соответствующим статьям о преступлениях против жизни и здоровья не требует*(51).

А если виновный в грабеже, причинив существенный имущественный вред потерпевшему, нанес ему еще и побои, действия виновного подлежат квалификации только по ст. 161 УК и в квалификации по нормам УК об уголовной ответственности за преступление против здоровья не нуждаются.

Конкуренция уголовно-правовых норм относительно признаков субъективной стороны преступления выражается, прежде всего, в преступлениях с двумя формами вины, когда умышленное деяние влечет причинение общественно опасных последствий по неосторожности и вина в виде умысла превалирует над неосторожной формой вины, определяя и сущность преступления, и его квалификацию как преступления умышленного, не требующего дополнительной квалификации содеянного по неосторожности. Так, например, когда в результате умышленного уничтожения или повреждения имущества путем поджога потерпевшему по неосторожности была причинена смерть, содеянное квалифицируется только по ч. 2 ст. 167 УК, предусматривающей уголовную ответственность за поджог с указанными последствиями, и не нуждается в оценке с позиции ст. 109 УК о неосторожном причинении смерти.

вопрос о конкуренции уголовно-правовых норм по признакам субъекта преступления с неизбежностью возникает там, где нормой УК, расположенной за пределами главы 30 этого Кодекса о преступлениях против государственной власти, интересов государственной службы и органов местного самоуправления, предусмотрено, что субъектом данного преступления тоже является должностное лицо (например, нарушение неприкосновенности жилища (ч. 3 ст. 139 УК); воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов (ч. 2 ст. 144 УК). Подобные преступления не нуждаются в дополнительной квалификации по статьям о должностных преступлениях (глава 30 УК). В поле зрения Верховного Суда РФ в связи с этой темой оказались экологические преступления с квалифицирующими составами по признакам субъекта преступления, которым является лицо, использующее в преступных целях свое служебное положение, иначе говоря, должностное лицо либо лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации (незаконная добыча водных животных и растений (ч. 3 ст. 256 УК), незаконная охота (ч. 2 ст. 258 УК) и незаконная порубка деревьев и кустарников (п. "в" ч. 2 ст. 206 УК)). Верховный Суд РФ подчеркнул, что содеянное посягательство на экологическую безопасность следует квалифицировать только по статьям об экологических преступлениях без совокупности со статьями, предусматривающими ответственность за должностные преступления либо за злоупотребление полномочиями лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческой или иной организации. И наоборот, если нормами об экологических преступлениях ответственность за их совершение с использованием служебного положения специально не предусмотрена, действия (бездействие) виновных подлежат квалификации по совокупности статей об этих экологических преступлениях и ст. 285 УК (злоупотребление должностными полномочиями) или 201 УК (злоупотребление полномочиями лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации)*(52).

В массиве норм Особенной части УК различаются нормы общие, которые содержат признаки основного состава преступления, и специальные, которые кроме этих признаков включают еще и новые, дополнительные, специальные признаки деяния. При конкуренции общей и специальной нормы содеянное квалифицируется по специальной (ч. 3 ст. 17 УК); совокупность преступлений в подобных случаях отсутствует. Так, например, норма статьи 143 УК о нарушении правил охраны труда является общей по отношению к специальной норме ст. 216 УК о нарушении правил безопасности при проведении горных, строительных или иных работ, в силу чего нарушение правил охраны труда на строительных объектах (при наличии последствий, указанных в уголовном законе) квалифицируется по статье 216 УК*(53). А норма ч. 2 ст. 303 о фальсификации доказательств следователем при производстве по уголовному делу является специальной по отношению к общей норме ст. 285 УК о злоупотреблении должностными полномочиями, и поэтому уголовная ответственность следователя наступает только по ст. 303 УК и дополнительной квалификации по статье об "общедолжностном" преступлении не требует*(54).

При конкуренции уголовно-правовых норм, определяющих признаки основного и квалифицированного составов преступления, применяется норма, определяющая квалифицированный состав. Аналогичное правило применяется и при квалификации содеянного, когда конкурируют уголовно-правовые нормы, определяющие основной и привилегированный составы преступлений. Так, например, если лицо превысив пределы необходимой обороны, умышленно причинило тяжкий пред здоровью посягавшего, повлекший по неосторожности смерть последнего, налицо конкуренция следующих норм: ч. 4 ст. 111 УК, прямо предусматривающей подобное деяние с указанными последствиями при отсутствии признаков необходимой обороны вообще (основной состав) и ч. 1 ст. 114 УК, предусматривающая ответственность за причинение тяжкого вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны и не упоминающая вообще о последствиях в виде причинения смерти по неосторожности (привилегированный состав). Применению подлежит ч. 1 ст. 114 УК*(55).

При конкуренции уголовно-правовых норм, обе из которых носят специальный характер, но одна из них содержит квалифицированный состав преступления, а другая - привилегированный, применению подлежит норма, содержащая привилегированный состав преступления. Так, например, убийство, совершенное в состоянии аффекта или при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, подлежит квалификации по ст. 107 или 108 УК, содержащим привилегированный состав преступления, даже если убийство совершено при наличии квалифицирующих признаков, перечисленных в ч. 2 ст. 105 УК*(56). При конкуренции специальных норм УК о преступлении с квалифицирующими и норм УК о преступлении с особо квалифицирующими признаками применяется норма о преступлении с особо квалифицирующими признаками. Верховный Суд РФ разъясняет: "в случае совершения кражи, грабежа и разбоя при отягчающих обстоятельствах, предусмотренных несколькими частями статей 158, 161 или 162 УК РФ, действия виновного при отсутствии реальной совокупности преступлений подлежат квалификации лишь в той части указанных статей Уголовного кодекса Российской Федерации, по которой предусмотрено более строгое наказание. При этом в описательной части приговора должны быть приведены все квалифицирующие признаки деяния"*(57).

 

 

 

Конкуренция уголовно-правовых норм 

Конкуренция уголовно-правовых норм означает одновременное регулирование одного и того же отношения двумя или более нормами, применению из которых подлежит одна норма.

В действующем УК отсутствует понятие конкуренции норм и ее видов. В части 3 ст. 17 УК только сказано, что, если преступление предусмотрено общей и специальной нормами, совокупность преступлений отсутствует и уголовная ответственность наступает по специальной норме. Вопросы конкуренции уголовно-правовых норм разрабатываются наукой уголовного права. В юридической литературе по-разному рассматриваются понятия конкуренции и коллизии норм, называются разные виды конкуренции уголовно-правовых норм <1>. Может быть конкуренция между нормами национального права и права зарубежного государства, между нормами отечественного права и международного права. В зависимости от отраслей российского права можно выделить межотраслевую конкуренцию (между нормами уголовного и уголовно-процессуального права, уголовного и административного права и др.). По характеру и свойствам выделяют содержательную, темпоральную (временную), пространственную и иерархическую конкуренции норм. В зависимости от того, в какой период регулирования уголовного правоотношения возникает конкуренция, называют конкуренцию уголовно-правовых норм: при квалификации преступления; при назначении наказания; при освобождении от уголовной ответственности; при освобождении от наказания.

<1> См., например: Малков В.П. Совокупность преступлений. Казань, 1974; Незнамова З.А. Коллизии в уголовном праве. Екатеринбург, 1995; Яцеленко Б.В. Противоречия уголовно-правового регулирования. М., 1996; Горелик А.С. Конкуренция уголовно-правовых норм. Красноярск, 1998; Иногамова-Хегай Л.В. Конкуренция норм уголовного права. М., 1999; Тихомиров Ю.А. Коллизионное право. М., 2000 и др.

На квалификацию преступлений влияют правила конкуренции уголовно-правовых норм, чаще всего - содержательной конкуренции. Ее видами являются:

1) конкуренция общей и специальной норм;

2) конкуренция части и целого;

3) неоднократная конкуренция общей и специальной норм, а также нормы-части и нормы-целого;

4) конкуренция общей (специальной, нормы-части или нормы-целого) и исключительной норм.

При квалификации преступлений важно отграничивать совокупность преступлений (реальную и идеальную) от конкуренции норм, а также правильно применять правила конкуренции уголовно-правовых норм. Применительно к последним имеются два основных правила.

1. Квалифицировать содеянное при конкуренции общей и специальной норм следует по специальной норме (ч. 3 ст. 17 УК). Причинение смерти по неосторожности двум потерпевшим предусмотрено общей нормой, закрепленной ч. 3 ст. 109 УК. Нарушение лицом, управляющим автомобилем, трамваем либо другим механическим транспортным средством, правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности причинение смерти двум и более потерпевшим, закреплено специальной нормой, предусмотренной ч. 3 ст. 264 УК. Применяя указанное правило, квалифицировать деяние необходимо по ч. 3 ст. 264 УК.

2. Квалификация общественно опасного деяния при конкуренции нормы-части и нормы-целого осуществляется по норме-целому. Так, норма о похищении человека, совершенном с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, или угрозой применения такого насилия (целое), включает норму о насилии (часть). К такому насилию здесь относится и умышленное причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего <1>. Поэтому причинение в процессе похищения человека умышленного тяжкого вреда его здоровью квалифицируется по одной норме о похищении человека, соединенном с насилием, опасным для жизни или здоровья, - п. "в" ч. 2 ст. 126 УК (целое).

<1> В науке уголовного права высказано другое мнение о содержании насилия в этом составе: умышленное причинение тяжкого вреда здоровью лица не охватывается квалифицированным составом похищения человека. Необходима квалификация по ч. 3 ст. 126 УК, квалифицирующему признаку "иные тяжкие последствия" (см.: Семернева Н.К. уголовное право. Особенная часть / Под ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамовой, Г.П. Новоселова. М., 2001. С. 106).

Квалификация преступления имеет важное социально-нравственное, уголовно-правовое, а также криминологическое и социологическое значение.

Правильная квалификация преступлений воспитывает у членов общества уважение к деятельности суда и правоохранительных органов, закону, способствует формированию надлежащего уровня правосознания, правовой культуры порицания преступлений и необходимости борьбы с ними.

Квалификация преступления, являясь видом и этапом правоприменительной деятельности, позволяет отграничивать преступления от непреступных правонарушений; обеспечивает назначение справедливого наказания и применение иных мер уголовно-правового характера; влияет на освобождение от уголовной ответственности, на применение условного осуждения, условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, освобождение от наказания в связи с изменением обстановки, амнистией; является основанием для правильного применения уголовно-процессуальных и уголовно-исполнительных норм и т. д.

 

Квалификация преступлений – это процесс, при котором выявляется соответствие между совершенным лицом общественно опасным деянием и признаками конкретного состава преступления, описанного в одной из статей Особенной части УК РФ, а в необходимых случаях – и Общей части уголовного закона.

Квалифицировать преступление – дать ему правовую оценку и определить соответствующую статью УК РФ, а следовательно, установить тождество между конкретным актом человеческого поведения и законодательной конструкцией.

Точная квалификация преступлений является одним из важнейших требований законности, ибо она выступает определенной гарантией соблюдения прав и интересов граждан.

Основание квалификации – совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления.

Предпосылками квалификации преступления является установление всех фактических обстоятельств дела и уяснение признаков состава преступления, содержащихся в диспозиции статьи Особенной части.

В процессе квалификации преступлений:

  • выясняется, является ли данное деяние преступным (ст. 14 УК РФ);
  • выясняется объект (а в ряде случаев и предмет) преступного посягательства;
  • производится анализ признаков, входящих в его объективную и субъективную стороны;
  • выясняются необходимые правовые требования, предъявляемые к субъекту преступления.

Субъекты квалификации – дознаватель, следователь, суд.

Виды квалификации:

  • официальная – дается на всех стадиях уголовного судопроизводства следователем, дознавателем, судом;
  • неофициальная – дается учеными, студентами, иными лицами в частном порядке.

Конкуренция норм – наличие двух или нескольких уголовных законов, в равной мере предусматривающих наказуемость данного деяния.

Виды конкуренции уголовно-правовых норм:

  • в содеянном одновременно усматриваются признаки двух и более составов, один из которых предусмотрен общей, другой – специальной нормой Особенной части УК РФ. Одна из норм (специальная) с большей детализацией отражает признаки преступления, по которой и наступает уголовная ответственность;
  • конкуренция части и целого, при которой должна применяться норма, с наибольшей полнотой охватывающая все фактические признаки совершенного деяния;
  • конкуренция составов с отягчающими и смягчающими обстоятельствами – приоритет отдается статье, предусматривающей более мягкую меру наказания;
  • конкуренция специальных норм с различными отягчающими обстоятельствами (особо квалифицирующими признаками) – окончательная квалификация должна быть осуществлена по наиболее тяжкому обстоятельству.

Общее правило квалификации преступления при конкуренции уголовно-правовых норм состоит в том, что применяется та норма, которая с наибольшей точностью, детализацией и полнотой охватывает все фактические признаки совершенного преступления.

Значение квалификации преступлений:

  • она позволяет решить вопрос о наличии либо отсутствии основания уголовной ответственности;
  • правильная квалификация преступлений позволяет суду назначить справедливое наказание за содеянное.

 

on�Gpdih� _ >хозяйственные товарищества (ст. 70, 83 ГК). На основании устава и учредительного договора действуют объединения юридических лиц (п. 1 ст. 122 ГК). Общества с ограниченной и дополнительной ответственностью действуют на основании учредительного договора и устава, если же они являются одночленными - только на основании устава (п. 1 ст. 89 ГК). При наличии учредительного договора и устава закон отдает предпочтение положениям устава, причем как во внутренних, так и во внешних отношениях (п. 5 ст. 12 Закона об ООО).

 

Примечательно и то, что Закон о некоммерческих организациях (п. 1 ст. 14) рассматривает учредительный договор и как основной учредительный документ (в ассоциациях и союзах), и как факультативный учредительный документ, который может заключаться дополнительно к уставу по желанию учредителей (в некоммерческих партнерствах и автономных некоммерческих организациях). В то же время известно мнение, что одновременное наличие устава и учредительного договора избыточно, а также пожелание отказаться от одного из этих документов в пользу другого: учредительный договор мог бы использоваться в формах, предполагающих личное участие учредителей (участников) в деятельности ЮЛ , а устав - в остальных случаях. При этом возникновению уставных организаций мог бы предшествовать договор о создании ЮЛ , не являющийся учредительным документом*(223).

Учредительный договор заключается, а устав - утверждается учредителями (участниками) ЮЛ  (абз. 2 п. 1 ст. 52 ГК).

Закон предъявляет ряд обязательных требований к содержанию учредительных документов, одни из которых относятся ко всякой организации (наименование, место нахождения, порядок управления), другие - к некоторым (определенным) организациям (в частности, ко всем некоммерческим, унитарным предприятиям, а также к другим коммерческим организациям в зависимости от их формы - ст. 12 Закона об ООО, ст. 11 Закона об АО).

Согласно п. 3 ст. 14 Закона о некоммерческих организациях учредительные документы некоммерческой организации должны определять ее наименование, содержащее указание на характер деятельности и организационно-правовую форму, место ее нахождения, порядок управления деятельностью, предмет и цели деятельности, сведения о филиалах и представительствах, права и обязанности членов, условия и порядок приема в члены организации и выхода из нее (если организация имеет членство), источники формирования имущества, порядок внесения изменений в учредительные документы, порядок использования имущества при ликвидации и иные положения в соответствии с законом.

Учредительные документы ЮЛ  могут содержать и другие сведения кроме тех, о которых Закон говорит прямо.

Предмет и цели деятельности ЮЛ  закрепляются в его учредительных документах не во всех случаях, а только если речь идет: а) о некоммерческих организациях; б) унитарных предприятиях; в) других коммерческих организациях в случаях, предусмотренных Законом. Соответственно, если по закону определение предмета и цели деятельности ЮЛ  не обязательны, никто не может обязать учредителей (участников) сделать это, сами же они вправе определить предмет и цели деятельности ЮЛ , даже если по закону это не обязательно. Определение в учредительных документах предмета и цели деятельности ЮЛ  свидетельствует о его специальной правоспособности. Отдельно Закон устанавливает, какие сведения должен содержать учредительный договор (п. 2 ст. 52 ГК, п. 3 ст. 14 Закона о некоммерческих организациях). В учредительные документы могут вноситься изменения, которые для третьих лиц обычно приобретают силу с момента государственной регистрации (п. 3 ст. 52 ГК).

Если ЮЛ  возникает путем слияния двух или нескольких юридических лиц, договор о слиянии, подписанный всеми участниками ЮЛ , создаваемого в результате слияния, может быть заменителем учредительного договора. Так делается в ООО и В ОДО. В акционерн

autosurf
Написал - kolobok





Задать свой вопрос юристу