Вопрос 003 Требования, предъявляемые к судебным актам.

Юридическая консультация онлайн

загрузка...




О ТРЕБОВАНИЯХ, ПРЕДЪЯВЛЯЕМЫХ К СУДЕБНОМУ РЕШЕНИЮ В ГРАЖДАНСКОМ

 

Установление требований, предъявляемых к судебным актам, объясняется следующими факторами.

Во-первых, наличие таких требований является неотъемлемым атрибутом процессуальной формы, в которой протекает вся деятельность по рассмотрению и разрешению гражданских дел. Процессуальная форма судебных актов, требования, которые к ним предъявляются, должны содержаться в процессуальных кодексах.

Во-вторых, наличие установленных в законе требований, предъявляемых к судебным актам, способствует повышению авторитета судебной власти, свидетельствует о совершенстве процессуальной формы, формирует уважительное отношение к суду, судебной власти, оказывает воспитательное действие на граждан и организации. Эти требования публично отражаются в процессуальных кодексах и являются дисциплинирующим началом для судей при осуществлении правосудия. Отражение итогов рассмотрения и разрешения гражданских дел в судебных актах, не отвечающих установленным законом требованиям, недопустимо и является основанием для отмены или изменения судебного акта.

В-третьих, установление в законе единых требований, которые предъявляются к судебным актам, позволяет лицам, участвующим в деле, оценить деятельность суда при рассмотрении конкретного гражданского дела, сопоставив вынесенные судебные акты по конкретному делу с требованиями, которые предъявляются законом. В случае если лица, участвующие в деле, придут к выводу, что вынесенный судебный акт не соответствует предъявляемым требованиям, они имеют право на его обжалование. Таким образом, наличие установленных в законе требований, предъявляемых к судебным актам, является гарантией права на справедливое судебное разбирательство.

В-четвертых, наличие в законе единых требований, предъявляемых к судебным актам, является критериями для проверки и пересмотра судебных актов вышестоящими инстанциями. При обжаловании судебного акта суды проверочных инстанций должны иметь четкие представления о требованиях, на соответствие которым проверяются вынесенные судебные акты.

В качестве требований, предъявляемых к судебному решению, выделяются законность, обоснованность, мотивированность, целесообразность, справедливость, определенность. В действующем ГПК РФ законодательно отражены лишь требования законности и обоснованности, в то время как в ч. 3 ст. 15 АПК РФ содержится и требование обоснованности.

Законность судебного решения. Традиционно в доктрине гражданского процессуального права, арбитражного процессуального права законность судебного решения рассматривается как качество, свидетельствующее, что суд правильно применил и не нарушил нормы материального и процессуального права. Требование законности складывается из двух составляющих.

Во-первых, в решении должны быть правильно применены нормы материального права. Решение будет считаться законным, если суд правильно применил действующую норму материального права, не применил норму материального права, не подлежащую применению, дал правильное толкование нормы материального права. Об этом указывается в ст. 363 ГПК РФ, ч. 2 ст. 270 АПК РФ.

Во-вторых, судебное решение будет законным, если при его вынесении были соблюдены требования процессуального законодательства. Это вторая составляющая требования законности. Можно выделить следующие условия, при которых будет выполняться требование законности в части соблюдения процессуального законодательства: a) решение было вынесено законным составом суда; b) решение было вынесено в процедуре, обеспечивающей независимость судей; c) были обеспечены права на участие в процессе всех лиц, участвующих в деле; d) при вынесении решения не было нарушено правило о языке судопроизводства; e) при внесении судебного решения было обеспечено равенство всех участников процесса; f) судебное решение изготовлено в соответствии с предъявляемыми требованиями (подписано надлежащими субъектами); g) в материалах дела есть протокол судебного заседания, что позволяет воспроизвести процедуру рассмотрения гражданского дела, сопоставить судебное решение с исследованными доказательствами. Эти условия закреплены в ч. 2 ст. 364 ГПК РФ, ч. 4 ст. 270 АПК РФ и отражают основные требования, предъявляемые к справедливому судебному разбирательству (ст. 6 ЕКПЧ).

Применительно к толкованию принципа законности Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 19.12.2003 N 23 "О судебном решении" дал разъяснение, что если имеются противоречия между нормами процессуального или нормами материального права, подлежащими применению при рассмотрении и разрешении данного дела, то решение является законным в случае применения судом в соответствии с ч. 2 ст. 120 Конституции РФ, ч. 3 ст. 5 ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации" и ч. 2 ст. 11 ГПК РФ нормы, имеющей большую юридическую силу.

В современных условиях требование законности не ограничивается только соблюдением и правильным применением норм материального и процессуального права. В связи с провозглашением судебной власти, приданием ей полномочий по осуществлению контроля за законодательной и исполнительной ветвями власти особое место среди источников права стала занимать судебная практика. Присоединившись к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, Россия обязана учитывать толкование норм Конвенции, которое дается в прецедентах Европейского суда по правам человека. Также особое место в судебной практике занимают судебные акты Конституционного Суда РФ, в которых проверяются на соответствие Конституции РФ нормы как материального, так и процессуального права. Поэтому требование законности судебного решения, помимо признанных доктриной гражданского процессуального, арбитражного процессуального права, должно включать в себя следующие дополнительные критерии.

1. Судебное решение должно быть вынесено в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права, международными договорами РФ. Эти нормы могут касаться как материально-правовых отношений, так и регулировать процедурные вопросы. В этом случае решение следует считать законным, если суд: a) применил норму международного права, подлежащую применению; b) не применил норму международного права, не подлежащую применению; c) дал правильное толкование нормы международного права. На это обратил внимание и Пленум Верховного Суда РФ в п. 9 Постановления от 10.10.2003 N 5 "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров РФ".

2. Судебное решение должно быть вынесено в соответствии с постановлениями и определениями Конституционного Суда РФ, в которых дается: a) толкование положений Конституции РФ, подлежащих применению в рассматриваемом деле; b) толкование положений других нормативных актов, подлежащих применению в данном деле; c) решается вопрос о признании соответствующими или не соответствующими Конституции РФ нормативных актов, их отдельных положений, которые применяются при рассмотрении или разрешении данного дела.

Решение суда будет удовлетворять требованиям законности, если: a) суд применил норму права, которая признана Конституционным Судом РФ соответствующей Конституции РФ; b) суд не применил норму права, которая признана Конституционным Судом РФ не соответствующей Конституции РФ; c) суд применил норму Конституции РФ, других нормативных актов и дал им толкование, согласующееся с позицией Конституционного Суда РФ по данному вопросу.

При нарушении одного из этих условий решение суда не может считаться законным, а вынесенный судебный акт подлежит отмене.

О применении постановлений Конституционного Суда РФ при рассмотрении и разрешении конкретных гражданских дел, в частности при мотивировке судебного решения, указано в п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2003 N 23 "О судебном решении".

Вместе с тем суд при вынесении решения должен учитывать не только судебные акты Конституционного Суда РФ, выносимые в форме постановления, но и в форме определений, поскольку они также содержат толкование Конституционным Судом РФ отдельных положений действующего законодательства.

ПРИМЕР: В частности, в Определении Конституционного Суда РФ от 13.06.2006 N 272-О "По жалобам граждан Евдокимова Дениса Викторовича, Мирошникова Максима Эдуардовича и Резанова Артема Сергеевича на нарушение их конституционных прав положениями статьи 333.36 НК РФ и статьи 89 ГПК РФ" указано, что положения этих статей, которые не позволяют судам общей юрисдикции и мировым судьям принимать по ходатайству физических лиц решения об освобождении от уплаты государственной пошлины, признаны не соответствующими Конституции РФ, утрачивают силу и не могут применяться другими органами и должностными лицами.

С момента введения в действие гл. 25.3 Налогового кодекса РФ вопросы о предоставлении льгот при оплате государственной пошлины регулируются налоговым законодательством. Ранее гражданское процессуальное законодательство предоставляло судьям самим решать вопрос об освобождении физических лиц от уплаты государственной пошлины, учитывая их тяжелое материальное положение. С момента введения в действие гл. 25.3 НК РФ данная норма была исключена из ГПК РФ, суды не вправе были освобождать по своему усмотрению истцов или заявителей от уплаты государственной пошлины, что приводило к отказу в доступе к правосудию. С учетом ранее высказанных позиций по данному вопросу Конституционный Суд РФ дал толкование ст. 89 ГПК РФ, предусмотрев право судов общей юрисдикции и мировых судей принимать решения об освобождении физических лиц от уплаты государственной пошлины с учетом их тяжелого материального положения.

Поэтому при решении вопросов, связанных с оплатой государственной пошлины, суды должны учитывать это Определение Конституционного Суда РФ.

 

3. Судебное решение должно быть вынесено в соответствии с судебными прецедентами Европейского суда по правам человека. Данное условие вытекает из обязательств РФ в связи с ратификацией Конвенции о защите прав человека и основных свобод. При этом российские суды обязаны учитывать не только судебные прецеденты, вынесенные в отношении РФ, но и прецеденты, вынесенные в отношении других государств, поскольку в них дается толкование норм Конвенции, которое для всех участников является обязательным.

В связи с этим решение будет законным, если суд: a) применил норму, не противоречащую положениям Конвенции; b) не применил норму, противоречащую положениям Конвенции; c) дал толкование положений Конвенции, согласующееся с практикой Европейского суда по правам человека.

На необходимость применения судами общей юрисдикции постановлений Европейского суда по правам человека, в которых дано толкование положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод, подлежащих применению в рассматриваемом деле, обратил внимание Пленум Верховного Суда РФ в п. 4 Постановления от 19.12.2003 N 23 "О судебном решении".

4. В связи с возрастанием роли судебной практики, учитывая, что действующее гражданское процессуальное, арбитражное процессуальное законодательство предусматривают возможность отмены судебных актов в порядке надзора, если ими нарушается единообразие в толковании или применении действующего законодательства, судам необходимо при принятии решения руководствоваться и судебными актами высших судебных инстанций, в которых дается модель единообразия в применении и толковании действующего законодательства. По вопросам судебной практики Высший Арбитражный Суд РФ, Верховный Суд РФ издают постановления Пленума, информационные письма, обзоры судебной практики. Судебное решение будет законным, если суд дал толкование положениям действующего законодательства с учетом разъяснений Высшего Арбитражного Суда РФ, Верховного Суда РФ по данному вопросу.

Применение судебных актов высших судебных инстанции встречается в практике Конституционного Суда РФ. В частности, в Определении от 20.10.2005 N 351-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Абрамова Юрия Владимировича на нарушение его конституционных прав частью 2 статьи 376 ГПК РФ" при решении вопроса об исчислении годичного срока Конституционный Суд РФ сослался на Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за второй квартал 2004 г., утвержденный Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 06.10.2004. В данном Обзоре Верховный Суд РФ указал, что время рассмотрения надзорной жалобы (представления) или истребованного по надзорной жалобе (представлению) дела в суде надзорной инстанции не должно учитываться при исчислении годичного срока, в течение которого судебные постановления могут быть обжалованы в суд надзорной инстанции. Это разъяснение было положено в основу правовой позиции Конституционного Суда РФ по данному делу.

О применении разъяснений высшего судебного органа указывается и в п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2003 N 23 "О судебном решении". Так, Верховный Суд РФ разъяснил, что при установлении противоречий между нормами права, подлежащими применению при рассмотрении и разрешении дела, судам необходимо учитывать разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, данные в Постановлениях от 31.10.1995 N 8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия" и от 10.10.2003 N 5 "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права, международных договоров РФ".

5. В некоторых случаях при рассмотрении и разрешении конкретного гражданского дела суд общей юрисдикции, арбитражный суд сталкиваются с наличием пробелов. В таких ситуациях суды применяют аналогию права, аналогию закона. При этом если возможность применения по аналогии материального законодательства признается как в ГПК РФ (ч. 3 ст. 11), так и в АПК РФ (ч. 6 ст. 13), то возможность применения по аналогии процессуального законодательства указана только в ст. 1 ГПК РФ. По данному поводу в литературе высказаны критические замечания <4>, поскольку действующее арбитражное процессуальное законодательство не лишено пробелов, в связи с чем должны быть предусмотрены средства для их преодоления судом, рассматривающим дело.

Поэтому решение суда будет законным, если при обнаружении пробела суд применил или аналогию права, или аналогию закона. На это обращено внимание в п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2003 N 23 "О судебном решении", в котором указано, что решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права.

В ГПК ряда иностранных государств правильное применение аналогии права и закона рассматривается как условие законности судебного решения, что находит прямое закрепление соответствующих норм в процессуальных кодексах. Нарушение правил применения аналогии рассматривается как нарушение норм материального права. В частности, такие положения закреплены в ст. 365 ГПК Республики Казахстан, п. "d" ст. 387 ГПК Республики Молдова.

6. В соответствии с абз. 2 ч. 1 ст. 13 АПК РФ арбитражные суды в случаях, предусмотренных федеральным законом, применяют обычаи делового оборота. В связи с этим решение будет законным, если суд: a) применил обычай делового оборота, подлежащий применению к данному правоотношению; b) суд не применил обычай, не подлежащий применению (в частности, в связи с тем, что в этом случае федеральный закон не допускает такой возможности).

На основании изложенного судебное решение будет отвечать требованиям законности, если оно вынесено: a) в соответствии с нормами материального права; b) в соответствии с нормами международного права; c) в соответствии с позициями Конституционного Суда РФ, выраженными в постановлениях и определениях; d) в соответствии с прецедентами Европейского суда по правам человека; e) при применении в необходимых случаях аналогии права, аналогии закона; f) в соответствии с обычаями делового оборота; g) при соблюдении норм процессуального права; h) в соответствии с судебной практикой Высшего Арбитражного Суда РФ, Верховного Суда РФ.

Обоснованность судебного решения. Действующие ГПК РФ и АПК РФ определяют обоснованность судебного решения через его соответствие следующим условиям: 1) определение обстоятельств, имеющих значение для дела; 2) доказанность установленных судом обстоятельств дела; 3) соответствие выводов суда, изложенных в решении, обстоятельствам дела.

В п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2003 N 23 "О судебном решении" указано, что решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (ст. ст. 55, 59 - 61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда из установленных фактов.

Следует отметить, что законодатель отошел от формулы, согласно которой "суд должен установить действительные обстоятельства, имеющие значение для дела", что рассматривалось как обязательное условие для установления объективной истины по делу. Несмотря на то что в действующих ГПК РФ, АПК РФ не содержится приведенной выше формулировки, в науке гражданского процессуального права, арбитражного процессуального права до сих пор ведется дискуссия <5> о том, должен ли суд устанавливать истину по делу либо должен ограничиваться теми обстоятельствами и доказательствами, которые стороны представили на его разрешение.

Отсутствие в действующем законодательстве прямого указания на обязанность суда устанавливать действительные обстоятельства дела свидетельствует об отказе от принципа объективной истины. В связи с этим и обоснованность судебного решения необходимо рассматривать с учетом состояния современного законодательства и не отождествлять с истинностью судебного решения.

Так, И.В. Решетникова отмечает, что отказ от объективной истины в гражданском процессе породил правовую неопределенность, в частности, законодатель не установил критерия доказывания. В качестве такого критерия она предлагает ввести стандарт доказывания <6>.

Развивая это положение, М.А. Плюхина указывает, что стандарт доказывания можно рассматривать как критерий, в соответствии с которым суд выносит решение в пользу той стороны, которая успешнее справилась с выполнением возложенной на нее обязанности по доказыванию <7>.

По мнению Г.А. Жилина, "если в решении суда изложены имеющие значение для дела факты, которые подтверждены доказательствами, представленными сторонами с учетом распределения между ними обязанностей по доказыванию, а исчерпывающие выводы суда вытекают из установленных по настоящему делу фактов, такое решение будет считаться обоснованным и истинным. Однако это не всегда будет означать, что судебным решением по данному делу установлены фактические обстоятельства такими, какими они были в действительности" <8>. В связи с этим он делает вывод, что объективная истина в гражданском процессе не всегда достижима. Существует лишь презумпция истинности решения, если были соблюдены все предусмотренные законом правила об исследовании юридических фактов, имеющих значение для дела, и об оценке представленных сторонами и лицами, участвующими в деле, доказательств.

В настоящее время, рассматривая требование обоснованности судебного решения, следует учитывать, что активная роль в доказывании принадлежит сторонам. В связи с этим суд рассматривает и разрешает дело только с учетом представленных сторонами доказательств. Он может предложить лицам, участвующим в деле, обосновать свои требования или возражения дополнительными доказательствами, но в любом случае это право, а не обязанность сторон, в силу чего суд вынужден обосновывать свое решение только имеющимися в деле доказательствами.

Кроме того, лица, участвующие в деле, сами указывают обстоятельства, имеющие значение для дела. По этой причине ряд обстоятельств, имеющих значение для дела, может быть просто неизвестен суду. Это может быть по разным причинам: в силу правовой неграмотности участников процесса, в силу соглашения самих сторон. Таким образом, суд становится своеобразным "заложником" тех обстоятельств, которые указаны сторонами, и тех доказательств, которые представлены сторонами в обоснование наличия или отсутствия этих обстоятельств. В любом случае рамки для вынесения судебного решения очерчиваются самими сторонами. В связи с этим решение суда будет обоснованным в том случае, если он установил обстоятельства, имеющие значение для дела в полном объеме, достаточном для вынесения решения; установил эти обстоятельства доказанными; выводы соответствуют установленным обстоятельствам.

При выполнении этих условий судебное решение становится обоснованным, но оно не является истинным, возникает лишь презумпция истинности решения. После вынесения судебное решение презюмируется истинным. Иными словами, суд, исследовав доказательства, подтверждающие или опровергающие доводы сторон по поводу установления фактических обстоятельств дела, сделал правильный вывод, который основывается на представленных сторонами доказательствах. Этот вывод считается истинным, пока иное не будет установлено судом вышестоящей инстанции. Презумпция истинности судебного решения предполагает, что выводы суда по итогам рассмотренного и разрешенного дела являются законными, обоснованными.

Данная презумпция как одна из аксиом гражданского, арбитражного процесса имеет большое правовое значение. Установление данной презумпции, как справедливо отмечает Ю.А. Сериков, наделяет решение суда определенным качеством, отличающим его от других судебных актов и актов органов власти. "Оно вносит определенность в спорные правоотношения, оформляет и придает стабильность новым отношениям сторон" <9>.

Презумпция истинности судебного решения является одним из фундаментальных положений действующего гражданского процессуального, арбитражного процессуального права, что позволяет сказать об интеграции положений российского законодательства с законодательством государств Европейского союза.

В частности, на это обращает внимание Е.А. Виноградова. Рассмотрев основные положения гражданского процессуального права, относившиеся дореволюционными учеными-процессуалистами к категории фундаментальных, и результаты современных международных правовых исследований, она отмечает ряд совпадений. Так, анализируя доклад Л. Кадье и О. Чейза "Культура и наука получения информации и доказывания", сделанный ими на XII Международном конгрессе по гражданскому процессу, она указывает, что авторы пришли к следующему выводу: "Функция доказывания - формирование убеждения, или, что то же самое, получение одобрения. Обеспечивая достижение удовлетворяющего этому требованию относительно истинного знания, доказывание выполняет универсальную, не имеющую национальных границ функцию установления социальных связей, реализация которой может отличаться от страны к стране. Обладающее свойством res judicata судебное решение также не является абсолютно истинным (truth), оно только рассматривается в качестве такового в целях обеспечения социальной гармонии" <10>.

А. Цукерман <11> выделяет три фактора измерения правосудия - истина, стоимость и продолжительность судебного разбирательства, между которыми существует противоречие. Основным фактором, влияющим на организацию процесса осуществления правосудия, он называет "поиск истины или правильного решения". Чем больше государство тратит денег на организацию правосудия, тем выше будет стандарт правильности судебного решения. Однако государство не располагает неограниченными ресурсами для организации осуществления правосудия. Должен быть найден компромисс: либо более медленное правосудие, либо менее высокий уровень правильности судебных решений. Как следствие, все системы процессуального права идут на компромиссы такого рода, в них могут быть приняты различные предпочтения в отношении истины, стоимости и продолжительности.

В свое время М. Малинин отметил, что судьи на основании обсуждения представленного материала, оснований и доказательств иска и защиты должны сформулировать такое составляющее основу судебного решения убеждение, в силу которого каждый "добросовестный человек... не мог не согласиться с решением суда" <12>.

Таким образом, отказ от поиска абсолютной истины при осуществлении правосудия, следовательно, отказ от рассмотрения истинности судебного решения, ведет к признанию презумпции истинности судебного решения. Совершенно верно отмечает И.Г. Медведев: судебная истина отличается от научной тем, что установление фактов предмета доказывания является следствием легально организованных процедур, все составляющие которых определены законом, и ведущих к окончательным и бесповоротным выводам. По его мнению, "прагматичный и трезвый взгляд - это признать, что право не должно жертвовать всем ради поиска эфемерной по своей диалектической природе абсолютной истины, а составляет определенную часть императивов юридической безопасности" <13>. Далее он указывает, что обоснованность судебного решения не нужно сводить к его истинности, "ибо здесь мы всегда будем натыкаться на невозможность подтверждения соответствия действительности наших выводов о фактах. Истинность решения - не более чем юридическая фикция, в которой оно принимается за истинное. Именно его субъективная убедительность, обоснованность запускают в ход механизм этой фикции" <14>.

Поэтому в современных условиях обоснованность судебного решения не сводится к его абсолютной истинности. Учитывая природу правосудия, властный характер судебной деятельности, обоснованность судебного решения является составляющей правовой презумпции истинности судебного решения, которая, в свою очередь, является одним из факторов, влияющих на действие судебного решения.

Мотивированность судебного решения. Действующее арбитражное процессуальное законодательство помимо требований законности и обоснованности называет и требование мотивированности, которое предъявляется ко всем актам арбитражного суда. В науке гражданского процессуального права некоторыми авторами выделялось такое требование, но оно не было законодательно закреплено <15>.

Вопросам мотивированности судебных актов в процессуальной науке уделено недостаточно внимания. В научной литературе советского периода традиционно мотивированность как самостоятельное требование либо исключалось <16>, либо рассматривалось как составная часть обоснованности <17> или законности <18> судебного решения.

 

Одной из первых мотивированность как самостоятельное требование, существующее наряду с законностью и обоснованностью, выделила М.А. Викут. По ее мнению, мотивированность не тождественна требованию обоснованности, поскольку обоснованность означает, что выводы, к которым пришел суд, должны базироваться на доказательствах, а мотивированность означает наличие в судебном постановлении ссылки на доказательства, оценки доказательств, толкования применяемой судом правовой нормы при квалификации спорного правоотношения <19>.

В современной литературе в связи с закреплением этого требования в ч. 3 ст. 15 АПК РФ вновь возродился интерес к проблеме мотивированности судебных актов.

Действующий АПК РФ впервые называет требование мотивированности в качестве самостоятельного, которому должны соответствовать как решение, так и определения и постановления суда, поэтому необходимо выяснить содержание этого требования, а также его соотношение с требованиями законности и обоснованности. Данная проблема имеет практическое значение, поскольку если судебный акт не отвечает предъявляемому к нему требованию, то может быть поставлен вопрос о его отмене.

Законность и обоснованность судебного акта обусловлены или зависят от надлежащего уровня мотивировки. Мотивировка - это отражение логической, мыслительной деятельности суда при реализации в конкретном судебном акте требований законности и обоснованности. Законность и обоснованность будут иметь надлежащий характер только тогда, когда в этих требованиях будет четко отражаться алгоритм рассуждений. Данный алгоритм судебной мыслительной деятельности по вопросам применения права, по вопросам оценки фактических обстоятельств дела, оценке доказательств и составляет такое качество судебного акта, как мотивированность.

Мотивированность судебного акта связана с вопросами изложения мотивов, по которым суд пришел к тому или иному выводу. Эти мотивы должны касаться как вопросов права (материального и процессуального), так и вопросов факта. Как правовое требование, мотивированность, с одной стороны, отражает связь между фактическими обстоятельствами дела, установленными судом, и выводами; устраняет разобщенность доказательственной информации; позволяет вскрыть противоречия в исследованных доказательствах <20>. С другой стороны, мотивированность судебного акта раскрывает личностное понимание судьями применяемой правовой нормы материального и процессуального права.

В настоящее время нормы действующего права довольно часто содержат дискреционные, оценочные элементы, позволяющие суду по своему усмотрению разрешать дела, что придает мотивированности судебных актов существенное значение. Поэтому следует отметить, что "значение мотивированности судебного акта возрастает в связи с расширением степени и сфер судебного усмотрения, когда суд принимает решение на основе норм с относительно определенными или неопределенными элементами" <21>.

Мотивированность является неотъемлемым требованием судебного решения как акта правосудия, поскольку в этом качестве отражается природа судебной власти. Недаром в англосаксонской системе права именно мотивы принятия решения образуют судебный прецедент, в котором отражается логическая, мыслительная деятельность судьи по поводу рассматриваемого дела.

Право на получение мотивированного судебного акта рассматривается Европейским судом по правам человека как атрибут права на справедливое судебное разбирательство. Европейский суд по правам человека в 1994 г. включил обязанность судей мотивировать судебные акты в качестве условия справедливого судебного разбирательства <22>. Так, в деле Van de Hurk v. Nederlands Европейский суд указал, что "статья 6 п. 1 обязывает суды мотивировать свои решения..." <23>. Данная позиция Европейского суда была высказана и по другим делам <24>. В частности, по делу Haadjinastassiou v. Greece <25> было дано толкование ч. 1 ст. 6 Конвенции, согласно которому суды должны указывать с достаточной ясностью основания, на которых базируется их решение.

Высший Арбитражный Суд РФ в информационном письме от 20.12.1999 N С1-7/СМП-1341 "Об основных положениях, применяемых Европейским судом по правам человека при защите имущественных прав и права на правосудие" указал, что "судебное разбирательство признается справедливым при условии обеспечения равного процессуального положения сторон, участвующих в споре. Для подтверждения этого принципа Европейский суд, устанавливая отсутствие процессуальных и фактических привилегий сторон, проверяет: фактическую состязательность сторон в процессе; независимость и законность назначения экспертов и экспертиз, законность методов получения доказательств; мотивированность решения... " <26>.

Каждый судебный акт должен быть мотивированным, поскольку именно мотивы позволяют понять сторонам логику суда. Но в связи с существованием сокращенных судебных процедур, таких как приказное производство, степень мотивированности может быть различной. В частности, в судебном приказе должны содержаться краткие мотивы: указание на применяемую норму права, на основании каких документов выносится судебный приказ.

Несмотря на то что требования законности, обоснованности, мотивированности в основном рассматриваются в научной литературе только применительно к судебному решению, они должны распространять свое действие в отношении всех актов правосудия: решений, определений, судебных приказов, постановлений.

Содержание требований законности, обоснованности и мотивированности, которые предъявляются к судебному решению, должно быть идентичным с содержанием требований, которые предъявляются к другим видам судебных актов - определений, постановлений, судебных приказов, с учетом особенностей производства, в рамках которого этот вид судебного акта постановляется, и содержание этих требований должно быть унифицированным как в гражданском, так и в арбитражном процессе.

 

 

Федеральный закон от 24.07.2002 N 102-ФЗ    (ред. от 21.11.2011)    "О третейских судах в Российской Федерации"

 

Статья 31. Обязательность решения третейского суда

Стороны, заключившие третейское соглашение, принимают на себя обязанность добровольно исполнять решение третейского суда. Стороны и третейский суд прилагают все усилия к тому, чтобы решение третейского суда

Стороны, заключившие третейское соглашение, принимают на себя обязанность добровольно исполнять решение третейского суда. Стороны и третейский суд прилагают все усилия к тому, чтобы решение третейского суда было юридически исполнимо.

 

Статья 32. Принятие решения третейским судом

1. После исследования обстоятельств дела третейский суд большинством голосов третейских судей, входящих в состав третейского суда, принимает решение.

Решение объявляется в заседании третейского суда. Третейский суд вправе объявить только резолютивную часть решения. В этом случае, если стороны не согласовали срок для направления решения, мотивированное решение должно быть направлено сторонам в срок, не превышающий 15 дней со дня объявления резолютивной части решения.

2. Третейский суд вправе, если признает это необходимым, отложить принятие решения и вызвать стороны на дополнительное заседание при условии соблюдения положений пункта 3 статьи 27 настоящего Федерального закона.

3. По ходатайству сторон третейский суд принимает решение об утверждении мирового соглашения, если мировое соглашение не противоречит законам и иным нормативным правовым актам и не нарушает прав и законных интересов других лиц. Содержание мирового соглашения излагается в решении третейского суда.

4. Решение третейского суда считается принятым в месте третейского разбирательства и в день, когда оно подписано третейскими судьями, входящими в состав третейского суда.

 

Статья 33. Форма и содержание решения третейского суда

1. Решение третейского суда излагается в письменной форме и подписывается третейскими судьями, входящими в состав третейского суда, в том числе третейским судьей, имеющим особое мнение. Особое мнение третейского судьи прилагается к решению третейского суда. Если третейское разбирательство осуществлялось коллегиально, то решение может быть подписано большинством третейских судей, входящих в состав третейского суда, при условии указания уважительной причины отсутствия подписей других третейских судей.

2. В решении третейского суда должны быть указаны:

1) дата принятия решения, определенная в соответствии с пунктом 4 статьи 32 настоящего Федерального закона;

2) место третейского разбирательства, определенное в соответствии со статьей 20 настоящего Федерального закона;

3) состав третейского суда и порядок его формирования;

4) наименования и места нахождения организаций, являющихся сторонами третейского разбирательства; фамилии, имена, отчества, даты и места рождения, места жительства и места работы граждан - предпринимателей и граждан, являющихся сторонами третейского разбирательства;

5) обоснование компетенции третейского суда;

6) требования истца и возражения ответчика, ходатайства сторон;

7) обстоятельства дела, установленные третейским судом, доказательства, на которых основаны выводы третейского суда об этих обстоятельствах, законы и иные нормативные правовые акты, которыми руководствовался третейский суд при принятии решения.

Резолютивная часть решения должна содержать выводы третейского суда об удовлетворении или отказе в удовлетворении каждого заявленного искового требования. В резолютивной части указываются сумма расходов, связанных с разрешением спора в третейском суде, распределение указанных расходов между сторонами, а при необходимости - срок и порядок исполнения принятого решения.

3. После принятия решения каждой стороне должен быть вручен либо направлен экземпляр решения, оформленного в соответствии с пунктом 1 настоящей статьи.

 

Статья 34. Дополнительное решение

1. Если стороны не договорились об ином, то любая из сторон, уведомив об этом другую сторону, может в течение 10 дней после получения решения третейского суда обратиться в тот же третейский суд с заявлением о принятии дополнительного решения в отношении требований, которые были заявлены в ходе третейского разбирательства, однако не нашли отражения в решении. Указанное заявление должно быть в течение 10 дней после его получения рассмотрено составом третейского суда, разрешившим спор.

2. По результатам рассмотрения соответствующего заявления принимается либо дополнительное решение, которое является составной частью решения третейского суда, либо определение об отказе в удовлетворении заявления о принятии дополнительного решения.

 

Статья 35. Разъяснение решения

1. Если стороны не договорились об ином, то любая из сторон, уведомив об этом другую сторону, может в течение 10 дней после получения решения третейского суда обратиться в тот же третейский суд с заявлением о разъяснении решения. Заявление о разъяснении решения должно быть рассмотрено в течение 10 дней после его получения составом третейского суда, разрешившим спор.

2. Третейский суд вправе разъяснить принятое им решение, не изменяя его содержания.

3. По результатам рассмотрения соответствующего заявления выносится либо определение о разъяснении решения, которое является составной частью решения третейского суда, либо определение об отказе в разъяснении решения.

 

Статья 36. Исправление описок, опечаток, арифметических ошибок

1. Третейский суд вправе по заявлению любой из сторон или по своей инициативе исправить допущенные описки, опечатки, арифметические ошибки.

2. Об исправлении описок, опечаток, арифметических ошибок третейский суд выносит определение, которое является составной частью решения.

 

Статья 39. Хранение решений и дел

1. Решение третейского суда для разрешения конкретного спора в месячный срок после его принятия направляется вместе с материалами по делу для хранения в компетентный суд.

2. Если правилами постоянно действующего третейского суда не определен иной срок, то рассмотренное в постоянно действующем третейском суде дело хранится в данном третейском суде в течение пяти лет с даты принятия по нему решения.

Free Website Visitors
Написал - dilar





Задать свой вопрос юристу