Проблемы исполнения законодательства о разумных сроках судопроизводства

загрузка...

О. Н. ДИОРДИЕВА

доцент кафедры организация судебной и правоохранительной деятельности РАП, судья в отставке

 

А. Д. ПРОНЯКИН

профессор кафедры уголовного права и процесса МГУЭСИ (МЭСИ), канд. юрид. наук, доцент, заслуженный юрист РФ, судья в отставке

Проблемы исполнения законодательства о разумных сроках судопроизводства

Вопросы соблюдения законодательства о сроках рассмотрения дел в судебных инстанциях всегда имели актуальный характер в практической деятельности судов, а также детально исследовались в правовой науке. Однако с переходом российского государства и общества на новый этап исторического развития, связанного с установлением рыночных отношений, сроки рассмотрения дел стали значительно актуальнее для судебной практики.

Это объясняется следующими причинами. С установлением новых общественных отношений возросло количество судебных дел, вызванных тем, что многие социальные и общественные конфликты, по сравнению с советским периодом, были признаны преступлениями либо административными правонарушениями. Так, количество статей о преступлениях в УК РФ 1996 г., по сравнению с УК РСФСР 1962 г. увеличилось на 88 статей, а количество административных правонарушений в КоАП РФ 2001 г., по сравнению с КоАП РСФСР 1984 г. увеличилось на 178 правонарушений. Большинство споров, связанных с публичными отношениями, рассматривается в судебном порядке. Все имущественные споры и иные неимущественные конфликты, связанные с правом владения, распоряжения и пользования собственность разрешаются в судах. Фактически в настоящее время любой спор, любой конфликт, в некоторых случаях, даже возникающий, из отношений морали и нравственности (защита чести и достоинства), должен обязательно рассматриваться в суде.

В 2009 г. суды общей юрисдикции рассмотрели: уголовных дел — 1 113 410; представлений, ходатайств и жалоб по уголовным делам — 2 390 225; гражданских дел — 13 314 301; административных дел — 5 650 449, или более 22 миллионов судебных дел и материалов, что примерно составило около 800 судебных дел и материалов на одного судью районного суда и мирового судью в год.

Следует подчеркнуть, что в советский период количество судебных дел было существенно меньше, поскольку многие социальные конфликты, проблемы, связанные с трудовыми спорами, с обеспечение жилыми помещениями и другие житейские проблемы, возникающие между гражданином, учреждением и организаций, разрешались в административном и в хозяйственном порядке, а некоторые социальные и общественные конфликты с точки зрения социалистической идеологии и нравственности не признавались административными правонарушениями или преступлениями. При этом нередко различные конфликты разрешались с применением мер общественного воздействия, с помощью различных товарищеских судов, третейских судов, общественных комиссий, на партийных, комсомольских, профсоюзных собраниях и на собраниях различных профессиональных и общественных образований. Следует отметить, что досудебная форма разрешения отдельных социальных конфликтов и споров вполне адекватна истинному, демократическому общественному строю и могла бы, как положительный опыт, использоваться в современной России.)

Судебная статистика свидетельствует, что уголовные дела в производстве судов в 2009 году находились: свыше — 3 месяцев 10,3%, свыше года — 5,9%, свыше двух лет — 0,4%, свыше трех лет — 0,1 %. Гражданские дела в 2009 году рассмотрены с нарушением сроков, предусмотренных ГПК РФ: мировыми судьями — 1,2%; районными судами — 4,5%, судами уровня субъектов Федерации — 2,5; ( в 2008 году соответственно — 2,7%, 6%, 3,6%). Указанные проценты показывают, что значительное количество судебных дел рассматривается с нарушением сроков, в том числе разумных сроков.

Поскольку в судебной практике имеют место случаи нарушения сроков рассмотрения дел в судах, в связи с чем граждане РФ вынуждены обращаться с жалобами на судебную волокиту в вышестоящие судебные инстанции государства, а также в Европейский суд по правам человека.

Для анализа и оценки этой проблемы необходимо принимать во внимание не только статистику, но и положения законодательства и научных исследований о процессуальных сроках.

Процессуальный срок — это период времени, в течение которого должно быть совершено процессуальное действие, завершено производство в отдельных стадиях процесса и в целом рассмотрено дело по существу. Разбирательство дел в судах обусловлено также временным периодом. При этом срок рассмотрения дела, как в суде первой инстанции, так и в последующих инстанциях закреплен в процессуальном законодательстве и обязателен для судей, которые непосредственно осуществляют правосудие от имени государства. Граждане как участники судебного разбирательства заинтересованы в сроках рассмотрения дел в судах лишь в части того, чтобы их права были защищены. Срок их начинает интересовать лишь тогда, когда, по их мнению, дело долго рассматривается и процесс можно характеризовать как судебную волокиту.

Срок рассмотрения дела в суде во многом зависит от усмотрения суда (судьи, рассматривающего дело). Судье, ведущему подготовку дела к судебному разбирательству, проводящему судебное заседание по рассмотрению дела по существу, видна перспектива дела, и он должен в рамках процессуальных сроков, установленных законодательством, спрогнозировать, когда дело в целом будет готово к разбирательству в судебном заседании и будет ли рассмотрено в судебном заседании в назначенный день. Сроки рассмотрения конкретного дела по существу зависят от таких факторов, как наличие дел в производстве судьи, сложность дела, невозможность, нежелание сторон быстро разрешить в порядке судебной процедуры свое дело, желание затянуть разбирательство (последнее может проявиться в необоснованных отводах составу суда, присяжным заседателям, в непредоставлении доказательств, неявкой в суд, смене представителей и адвокатов, неполучении судебных извещений и т. п.).

Перечисленные и другие обстоятельства не позволяют законодателю урегулировать вопросы о том, сколько дней в производстве суда должно находиться дело какой-либо категории. Сроки рассмотрения дел в судах, которые определены законом и как это усматривается из судебной статистики нарушаются. Причины нарушения сроков рассмотрения дел обусловлены не только действиями (бездействиями) суда (судьи) и аппарата суда, но и действиями (бездействиями) участников процесса и лиц, содействующих осуществлению правосудия.

При этом следует иметь в виду, что наряду с субъективными причинами нарушения сроков судебного разбирательства существуют и объективные причины. Например, в соответствии с процессуальным законом участники процесса имеют право на предоставление и сбор доказательств, когда дело уже находится в суде. Предоставление и сбор доказательств может осуществляться не только до подачи заявления в суд, но и после того, как заявление принято к производству и рассматривается в суде, не только в ходе предварительного расследования, но и в ходе судебного разбирательства. Этот фактор является существенным, что естественно не ускоряет рассмотрение дела, а наоборот — замедляет процесс судебного разбирательства дела. Так, согласно ст. 57 ГПК РФ, ст. 66 АПК РФ, должностные лица и граждане обязаны представить доказательства. При этом процессуальный закон не устанавливает, что ответ на запрос суда или другого органа или лица должен быть исполнен немедленно или в краткие сроки.

Между тем из судебной практики известно, что запросы судов в силу различных ведомственных инструкций и необоснованных требований к запросу суда могут исполняться в течение длительного срока, превышающего сроки рассмотрения в суде гражданских и арбитражных дел.

В той связи и в целях ускорения рассмотрения дела в суде возникает объективная потребность дополнить указанные нормы ГПК РФ и АПК РФ требованиями о том, что запрос суда об истребовании доказательства должен быть исполнен немедленно или в течение пяти дней с момента получения запроса. В случае нарушения срока исполнения запроса суда должна быть предусмотрена ответственность в виде штрафа: для должностных лиц в виде 10-кратного минимального размера оплаты труда, а для граждан — одного минимального размера оплаты труда. Внесение указанных дополнений в закон будет способствовать рассмотрению дел в судах по существу в установленные сроки.

В этой связи возникает настоятельная потребность изучить правовую природу разумного срока и выделить проблемы, связанные с исполнением законодательства о разумном сроке судопроизводства.

В толковом словаре В. И. Даля по поводу срока указано: «срочный день — конец срока. Срок вышел. Срочный — ко сроку относящейся. Срочить что, кого, установлять срок. Присрочить дело».

Срок необходим, так как этого требуют интересы обнаружения и установления истины по делу, интересы охраны прав участвующих в деле лиц, а также разумности и целесообразности. Так, для истца решение суда о взыскании алиментов на содержание ребенка, постановленное, например, через три года после обращения в суд, является неприемлемым и нарушающим его право на получение необходимых средств для содержания ребенка. Постановление приговора после длительного рассмотрения уголовного дела в суде также нарушает конституционное право гражданина на судебную защиту. процессуальные сроки, в том числе разумный срок судопроизводства, призваны дисциплинировать как суд (судью), так и участников процесса.

Если суд (судья) необоснованно нарушают сроки рассмотрения дела по существу, то это повод для вынесения частного определения в адрес председателя суда (в связи с отсутствием контроля), судьи, либо постановки вопроса о привлечении судьи к дисциплинарной ответственности, вплоть до прекращения его полномочий.

Закон не освобождает суд (судью) рассматривать дела в том случае, если срок рассмотрения дела прошел, поскольку суд (судья) должны (обязаны) совершать действия по рассмотрению дела и завершить рассмотрение дела по существу или в соответствии с процессуальными поводами и основаниями проверить дело в апелляционном, кассационном или надзорном порядке.

Если срок пропущен участником процесса, то в этом случае возможно два варианта: погашается право на совершение процессуального действия либо полностью, например, пропустил срок подачи кассационной жалобы на решение суда, либо частично (условно) пропущен срок на исправление недостатков в исковом заявлении, то заявление можно подать повторно (ст. 136 ГПК РФ); срок может быть восстановлен, продлен или приостановлен, так суд может восстановить срок на подачу кассационной жалобы или продлить срок для исправления недостатков в заявлении (ст. 116,117,118 АПК РФ, ст. 110, 111, 112 ГПК РФ, ст. 129, 130.УПК РФ).

вопрос о продлении пропущенного судом срока судебного разбирательства ранее не был разрешен в законе, и действовал принцип непрерывности судебного заседания. В случае приостановления производство по делу после его возобновления судебное разбирательство начиналось с начала.

В настоящее время при введении норм процессуального права, которые акцентируют внимание судей и участников процесса на сроки осуществления судопроизводства, возможно продление срока разбирательства дел как в порядке, определяемым кодексами, так и с учетом разумности срока (ст. 118 АПК РФ, ст. 111 ГПК РФ, 129 УПК РФ).

Продления срока решаются судьей путем вынесения определения, которое обжалуется, если это предусмотрено нормами права. Однако необходимости о вынесении определения о продлении срока судебного разбирательства дела до его разумного предела не предусмотрено новыми нормами процессуального права (ст. 6.1АПК РФ, ст. 6.1 ГПК РФ, ст. 6.1 УПК РФ).

Между тем установление пределов разумного срока судебного рассмотрения дела в суде первой инстанции имело бы превентивное значение для суда (судьи), для участников процесса и лиц, обеспечивающих правосудие (экспертов, специалистов и других), а в случае нарушения пределов разумного срока разбирательства дела по существу явилось бы поводом для подачи и рассмотрения заявления о присуждении компенсации за нарушения разумных сроков судопроизводства и исполнения судебных актов.

В настоящее время по определению председателя соответствующего суда может быть рассмотрено заявление об ускорении рассмотрения дела. При этом в определении председателя суда может быть установлен срок проведения судебного заседания по делу и (или) могут быть указаны действия, которые следует совершить для ускорения рассмотрения дела. Вполне очевидно, что установление срока проведения судебного заседания не равнозначно установлению разумных пределов судопроизводства. Так, после проведения судебного заседания в срок, установленный определением председателя суда, могут возникнуть основания и поводы для совершения процессуальных действий, которые потребуют времени для их осуществления (замена стороны или представителя стороны в процессе, адвоката в деле, истребование доказательств, неявка участника процесса или иного лица в судебное заседание и т. д.).

Для решения наболевшей проблемы установления разумных пределов сроков судебного разбирательства потребуется совершенствование процессуального законодательства, а также совершенствование и модернизация организационных, материальных и финансовых мер по обеспечению правосудия.

Трудности с соблюдением процессуальных сроков имели место и в прошлой, советской системе судопроизводства и отправления правосудия. Так, в 1935 г. было принято постановление Пленума Верховного Суда СССР «О строжайшем соблюдении процессуальных норм в гражданском процессе». При этом в этом постановлении было закреплено, что лучше дело разрешить чуть позже, чем разрешить его неверно.

Однако в этой связи следует согласиться с позицией Е. В. Исаевой о том, что постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 1 апреля 1929 г. и от 28 октября 1935 г. «по своей сути были формальными, поскольку не сопровождались решениями об удлинении сроков рассмотрения и разрешения дел, установленных процессуальным законом. Эти сроки, с одной стороны использовались как показатель работы советских судов, с другой — объективно не могли соблюдаться и часто нарушались, а если соблюдались, то нередко в ущерб «качеству» принимаемых решений»922.

922Исаева Е. В. процессуальные сроки в гражданском и арбитражном процессе: Учебно-практическое пособие. М., Волтерес Клувер, 2005. С. 12.

В этот период времени, как известно из истории, многие судебные дела (особенно уголовные) разрешались преимущественно ускоренным способом, однако с грубыми нарушениями процессуальных гарантий и процессуальных прав участников процесса, установленных процессуальными кодексами и Конституцией СССР 1936 г. Нередко уголовные дела рассматривались во внесудебном порядке (тройками и т. д.), что приводило к произволу и массовому незаконному осуждению. Поэтому, устанавливая разумные пределы судебного разбирательства дел по существу, необходимо учитывать указанный негативный опыт и не допустить, в целях ускоренного судопроизводства, произвола и судейского усмотрения или отказа от правосудия.

В последующем, как в советский период, так и в наше время высшие судебные инстанции государства обращали внимание на строгое и точное соблюдение сроков судебного разбирательства и требовали от судей повышения оперативности и качества работы. Так, в постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О сроках рассмотрения уголовных и гражданских дел» от 18 ноября 1999 г. указывается, что судам при осуществлении правосудия необходимо исходить из того, что несоблюдение установленных законом сроков производства по уголовным и гражданским делам существенно нарушает конституционные права граждан на судебную защиту, также противоречит общепризнным принципам и нормам международного права.

Требования о соблюдении сроков рассмотрения дел содержатся в международно-правовых актах. Так, в п.З ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах закреплено, что судопроизводство должно осуществляться без неоправданной задержки, в сроки, позволяющие оптимально обеспечить право граждан на судебную защиту. В п. 1 ст. 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод указывается, что каждый имеет право при определении его гражданских прав и обязанностей или при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявленного ему, на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основе закона.

Таким образом, вопрос об установлении пределов разумного срока судебного разбирательства дела является актуальной проблемой не только с точки зрения теории процессуального права, но и требований правоприменительной практики. Как отмечалось выше, процессуальные законодательство не определяет понятие разумного срока и не устанавливает его пределы, для урегулирования вопроса о соблюдении прав граждан на разумный срок рассмотрения их дела в суде гражданам и другим заинтересованным лицам предоставлено право обратится к председателю суда, в котором рассматривается дело, с заявлением об ускорении процесса.

Процессуальные нормы определили лишь, что в случае если дело длительное время не рассматривается, судебный процесс затягивается, то заинтересованные лица вправе обратиться к председателю суда с заявлением об ускорении процесса.

Такое заявление об ускорении процесса является по существу самостоятельным видом жалобы, которое в отличие от других жалоб (не процессуальных) влечет право последствия. При этом председатель суда не просто разбирается, почему дело долго находится в производстве суда, и дает ответ заявителю, как это делается уже не один год, а рассматривает заявление в течение пяти дней (УПК РФ пяти суток) со дня его поступления в суд. По результатам рассмотрения заявления председатель суда выносит мотивированное определение, в котором может быть установлен срок проведения судебного заседания по делу и (или) могут быть указаны действия, которые следует осуществить для ускорения судебного разбирательства.

Указанные положения закона должны сократить сроки, однако фактического резкого сокращения длительных сроков рассмотрения отдельных дел не произошло в 2010 г., и, как нам представляется, не произойдет в будущем. Это прогноз нами обусловливается следующими обстоятельствами.

Право на обращение к председателю суда по вопросам разбирательства дела у заинтересованных лиц, граждан, организаций было всегда. Председатель суда обязан вести прием населения. Изменение процедуры рассмотрения жалоб на волокиту не влечет однозначно к исчезновению самой проблемы, поскольку перманентно происходит увеличение количества рассмотренных дел и материалов, однако увеличение количества судей, в том числе и мировых судей, происходит медленно и без учета увеличивающего количества рассмотренных дел как в целом по стране, так и в отдельных субъектах РФ и судах. Из проведенного авторами статьи опроса судей, проходивших повышение квалификации в ФГБОУВПО «Российская академия правосудия», из ста опрошенных более чем 90 основной проблемой суда на сегодняшний день называют одну — нагрузка на судью по количеству дел, вторая по значимости проблема — извещение участников процесса и на третьем месте материально-техническое оснащение.

Конституция РФ и процессуальное законодательство об организации судов запрещают менять правила подсудности судебных дел и не разрешают рассмотрение дел судами (судьями) из регионов, где судебная нагрузка не столь высокая.

Согласно положениям ст. 35 ФКЗ-1 «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации» от 7 февраля 2011 г., председатель районного суда организует работу суда, устанавливает правила внутреннего распорядка суда и осуществляет контроль за их выполнением, распределяет обязанности между своими заместителями и судьями, организует работу по повышению квалификации судей, осуществляет общее руководство аппаратом суда, в том числе назначает и освобождает от должности работников аппарата суда и т. д., регулярно информирует судей и работников аппарата о своей деятельности и деятельности суда, осуществляет иные полномочия по организации работы суда.

Толкование указанных положений закона позволяет утверждать, что председатель районного суда не должен вмешиваться в процесс рассмотрения конкретного дела по существу, а внесенное в процессуальное законодательство правило о том, что председатель соответствующего суда вправе рассмотреть вопрос об ускорении процесса или отказать в этой просьбе заявителю, несмотря на указание в указанном постановлении от 23 декабря 2010 г. о том, что недопустимо нарушать принципы независимости и беспристрастности судей, фактически ограничивает конституционную гарантию о независимости и самостоятельности суда (судей) при разбирательстве конкретных дел.

Как нам представляется, соблюдение сроков рассмотрения дела не может устанавливаться директивно, в том числе определением председателя суда, этому процессу способствует деловая и творческая обстановка в суде, а создание этой обстановки является обязанностью председателя суда. В этой связи возникает настоятельная потребность в том, что избрание на должность председателя суда должно осуществляться не административным путем и по принципу личной преданности, а из опытных судей, имеющих высокую деловую и моральную репутацию, с учетом характеристики, утвержденной собранием судей. Должна быть повышена требовательность квалификационных коллегий при даче рекомендаций на должность председателя суда и его заместителя.

В то же время организация работы в суде, как одно из важных полномочий председателя суда, является важным фактором соблюдения процессуальных сроков судьями при рассмотрении и разрешении дел и недопущения судебной волокиты. Однако совершенствование организации работы в суде, внедрение в работу суда новых технологий по обработке поступивших дел и материалов, увеличение работников, обеспечивающих работу судьи при рассмотрении судебного дела, повышение их материальной и моральной заинтересованности по быстрому и качественному рассмотрению конкретного дела, законы, устанавливающие директивные правила об ускорении судопроизводства, не предусматривают. При таких обстоятельствах нельзя делать прогнозы о резком сокращении волокиты при рассмотрении судебных дел.

Надо иметь в виду и то обстоятельство, что дополнение закона в части введения норм о разумном сроке существенно не повлияет на быстроту судебного разбирательства, так как этому процессу препятствуют действующие сроки совершения процессуальных действий и сроки рассмотрения дел, и процессуальные порядки рассмотрения дел.

Так, сроки рассмотрения гражданского дела в суде общей юрисдикции следующие: общий два месяца, сокращенный один месяц (трудовые споры, алименты) и 10 дней (дела, вытекающие из публичных правоотношений). Кроме того, срок исчисляется для районных судов со дня поступления заявления в суд. В этот срок включается и время оставления заявления без движения, и подготовка дела к судебному разбирательству, и само судебное разбирательство. При таких сроках суды с повышенной нагрузкой и сложностью дел не успевают назначать дела в срок и осуществить должным образом подготовку гражданских дел к судебному разбирательству.

Срок рассмотрения дела мировым судьей один месяц. При этом следует отметить, что исчисление срока в мировой юстиции разумно определено со дня принятия заявления.

Арбитражные суды должны рассмотреть дело в течение трех месяцев со дня поступления заявления в суд, что можно определить как то, что указанные сроки более разумные и обусловлены существующей действительностью.

Судебной практикой подтверждается, это касается, прежде всего, относительно сложных гражданских дел по доказательствам, где участвуют от 4 до 10 лиц как участников процесса, по которым в судах назначаются и проводятся экспертизы, в которых происходит истребование документов от разных субъектов и могут быть получены доказательства только на основе судебного запроса, разбирательство указанных дел осуществляется в пределах от нескольких месяцев до одного года.

Поэтому мы предлагаем, что срок рассмотрения гражданского дела реально может быть определен от месяца до одного года (период приостановления в срок не включется, сроки по делам о защите избирательных прав естественно остаются прежними сокращенными). Сроки рассмотрения уголовных дел также от одного месяца до года. Сроки рассмотрения дел, вытекающих из административных правоотношений, от 15 дней до трех месяцев. Исходя из понятия «разумности», такие сроки вполне разумны и обусловлены природой имущественных споров, споров, возникающих из публично-правовых и административно-правовых отношений, уголовных деликтов. При этом следует иметь в виду, что нередко гражданские дела возбуждаются по формальным мотивам, поскольку по Конституции РФ каждый имеет право на судебную защиту, и не имеющим каких-либо законных и обоснованных оснований для удовлетворения иска, заявления или жалобы.

Ускоренное рассмотрение гражданского дела в течение одного месяца или десяти дней не всегда обеспечивает объективное и качественное рассмотрение дела по существу и может порождать судебный произвол и судебное усмотрение. То, что председатель суда мог и ранее проверить каждое дело, которое рассматривают судьи вверенного ему суда и обсудить вопрос с судьей о том, почему же дело не движется к завершению, являлось обычной работой в суде. Председатель суда мог при необходимости передать дело другому судье.

Возложение на председателя суда вынесения мотивированного определения об определении срока рассмотрения дела либо определения действий, которые необходимо совершить для ускорения процесса, о чем нами подчеркивалось выше, является нарушением принципа независимости судей и подчинения их только закону.

Так, ст. 5 ФКЗ «О судебной системе РФ» предусматривает, что суды осуществляют судебную власть самостоятельно, независимо от чьей бы то ни было воли, подчиняясь только Конституции РФ и закону. Судьи, участвующие в осуществлении правосудия, независимы и подчиняются только Конституции РФ и закону.

Часть 4 ст. 1 Закона «О статусе судей в РФ», предусматривает, что в своей деятельности по осуществлению правосудия судьи никому не подотчетны. Данный закон, так же как и ФЗ «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации», определяя полномочия председателя суда, возлагает на него следующие функции: организация работы суда, распределение обязанностей между заместителями и судьями, организация по повышению квалификации судей, общее руководство деятельностью аппарата суда, осуществление иных полномочий по организации работы суда.

Подчинение требованиям и решениям председателя суда по организационным вопросам — это действительность должностного положения судьи и свидетельство его трудовых отношений, а выполнение определения председателя суда о сроке рассмотрения дела и действиях по его ускорению — это уже выполнение процессуальных действий.

Судья выполняет свои функции по осуществлению правосудия путем разбирательства конкретных дел на основе закона, а поэтому вмешательство председателя суда по вопросу ускорения рассмотрения судебного дела является прямым вмешательством в функцию судьи по осуществлению правосудия, что является посягательством на независимость судьи и оказанием на его давления.

Фактически же распоряжение председателя об ускорении производства по делу не всегда может ускорить рассмотрение дела. Предположим, заявление об ускорении процесса поступило от истца по делу. Председатель суда выносит определение о том, что судебное заседание должно быть проведено в срок до окончания месяца. Судебное заседание будет назначено и проведено в установленный председателем суда срок, но затем отложено в связи с неявкой в суд ответчика по уважительной причине, из-за болезни. В этой ситуации возникают вопросы, какие действия должен совершить председатель суда, необходимо ли истцу подавать заявление повторно об ускорении процесса, что делать судье?

Заявление об ускорении процесса может поступить по приостановленному уголовному делу в связи с болезнью подсудимого либо проведением в отношении подсудимого судебно-психиатрической экспертизы. Председатель суда должен ли в таком случае определять срок проведения судебного заседания? Какие действия он может указать в определении суда, которые должен совершить судья для ускорения процесса разве что решить вопрос о связи судьи с экспертом или лечащим врачом для выяснения вопроса, как долго будут действовать обстоятельства, послужившие основанием для приостановления производства по делу. Но об этих действиях знает судья и так, поскольку обязан осуществлять контроль по приостановленному делу.

Приведенная работа председателя суда по установлению срока рассмотрения дела становится по существу дублированием его деятельности, связанной с организацией работы в суде, формой профессионального обучения судей и сотрудников аппарата суда.

Установление порядка компенсации за нарушение разумного срока также несущественно будет способствовать соблюдению судами сроков рассмотрения дел.

Федеральный закон «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» был принят 30 апреля 2010 г., с целью улучшить положение дел в судах и в Федеральной службе судебных приставов, а также предотвратить поток заявлений в Европейский Суд по правам человека. Так, только за 2009–2010 гг. по делам в отношении Российской Федерации в связи с нарушением права на разумные сроки судебного разбирательства и(или) исполнением судебного решения в разумные сроки было рассмотрено 67 дел, а взыскано компенсации на общую сумму — более 240 000 евро923.

923Обзор составлен Управлением систематизации законодательства и анализа судебной практики Верховного Суда РФ // БВС РФ. 2011. № 3.С. 28–40.

Цель принятия закона, бесспорно, благородная — защита прав граждан. Но принятие данного закона свидетельствует о том, что государство признает факт волокиты в судебной системе. Признавать его, конечно, надо. Однако решать вопрос необходимо не путем выдачи денежных компенсаций пострадавшим, а совершенствованием законодательства, как материального, так и процессуального, решением кадровых вопросов и в том числе установлением штатной численности судейского корпуса согласно нормам нагрузки и потребностям общества.

Как нам представляется, установление специального денежного способа защиты прав граждан излишне. Так, ч. 4 ст. 1 ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» прямо указано, что присуждение компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок не препятствует возмещению вреда в соответствии со ст. 1069, 1070 Гражданского кодекса РФ. Присуждение компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок лишает заинтересованное лицо права на компенсацию морального вреда за указанные нарушения. То есть следует констатировать, что еще до 4 мая 2010 г. можно было по действующему законодательству получить компенсацию в случае нарушения срока рассмотрения дела и исполнения судебного акта. Просто данные о таких заявлениях отсутствуют, а в судебной практике случаи предъявление в суд требований о возмещении вреда в порядке ст. 1069 и 1070 ГК РФ, за нарушение сроков судопроизводства и исполнение судебных актов, весьма редки.

Доказать причиненный правосудием вред сложнее, чем доказывать нарушение разумного срока рассмотрения дела или исполнения судебного акта.

Нисколько не умаляя право каждого на разбирательство его дела в срок и исполнение постановлений суда также в срок, полагаем, что законодательство должно строиться по принципу закрепления в нормах федеральных законов прав и обязанностей и порядка их реализации. Нормы же права о компенсациях за какое-либо нарушение и об ответственности должны быть прописаны не как отдельные законы, а лишь как составляющие законов о материальных правах.

Иначе, при закреплении в законе отдельных норм о том, что если твои права нарушены, ты имеешь право на такие-то блага, в основном в виде денежных компенсаций, бесспорно, повлечет стремление граждан на незаконное обогащение, стремление к тому, что обращение в суд станет не только способом решения спора, но средством получения дохода. Наличие права на компенсацию за нарушение срока судом не прибавит желающих разрешать спор альтернативным методом, путем посредничества (медиации), через третейский суд, путем заключения мирового соглашения и т. д.

Как нами подчеркивалось, принятие отдельного закона о компенсации за нарушения сроков судопроизводства фактически является мерой воздействия на суд, и, как следствие, повлечет видимую быстроту в разрешении дела, но в ущерб его качественному рассмотрению и принятию законного и обоснованного судебного акта.

В целом, как нам представляется, принятие отдельного закона о компенсации за нарушения сроков судопроизводства, не отвечают требованию части 4 ст. 5 ФКЗ «О судебной системе РФ», которая запрещает в РФ издавать законы и иные нормативные правовые акты, отменяющие или умаляющие самостоятельность судов, независимость судей.

Закон, устанавливая порядок компенсации за нарушение разумного срока, так и не дает определения понятия разумный срок, и этот вопрос передается на усмотрения суда (судьи), а это прямое свидетельство того, что нельзя ни в одном законе прописать срок разбирательства каждого дела и срок исполнения любого решения суда.

Поэтому необходимо не сроки разбирательства дел определять законодателю и вменять их неисполнение в вину судьям, а устанавливать лишь начальные сроки судебных процессуальных действий: таких как, разрешение вопроса о принятии заявления — это важно с точки зрения того, что лицо подавшее заявление, будет знать, что его заявление или принято, или ему отказано в принятии заявления, либо заявление возвращено, оставлено без движения.

Указанный в ст. 133 ГПК РФ, ст. 127 АПК РФ пятидневный срок вполне разумен (рабочая неделя) и может быть соблюден, поскольку судья без вызова сторон совершает данное процессуальное действие. Совершит ли судья это процессуальное действие в течение рабочего дня, после окончания рабочего дня, не имеет значения для заявителя. Главное будет ясно, что гражданское дело возбуждено, и срок исковой давности приостановлен.

Дальнейшие действия совершаются судьей исходя из разумности сроков совершения процессуальных действий. Подобная норма в законе имеется, так ч. 2 ст. 134 АПК РФ прямо закрепляет, что подготовка дела к судебному разбирательству проводится в срок, определяемый судьей с учетом обстоятельств конкретного дела и необходимости совершения соответствующих процессуальных действий, и завершается проведением предварительного судебного заседания, если в соответствии с настоящим Кодексом не установлено иное. Разумность данной нормы права бесспорна, что должно быть закреплено в нормах ГПК РФ.

Государство наделило судью особыми полномочиями по осуществлению правосудия, поэтому не должно быть никаких норм, устанавливающих априори недоверие к судье и признание по формальным основаниям его вины в нарушении срока рассмотрения дела. Судья сам заинтересован, чтобы дело было рассмотрено как можно быстрее, иначе у судьи будет много не рассмотренных дел и мало рассмотренных, что свидетельствует о неэффективности его деятельности и возможно плохой квалификации, что является основанием для привлечения его к дисциплинарной ответственности, вплоть до прекращения полномочий.

Процесс рассмотрения дела о компенсации за нарушение разумного срока судебного разбирательства для судов второго звена, Верховного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ является способом контроля за нижестоящими судами. Вопросы, возникшие при рассмотрении дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта, разъяснены совместным постановлением №30/64 Пленума Верховного суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного суда РФ от 23 декабря 2010 г.

Однако остаются еще вопросы, связанные с исполнением ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок».

Так, в Законе отдельно закреплено правило осуществления быстроты процесса отдельно у мировых судей, но сам процесс передачи дела мировым судьей председателю суда в случае заявления об ускорении процесса нуждается в уточнении.

Согласно ст. 2 ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» компенсация присуждается в случае, если такое нарушение имело место по причинам, не зависящим от лица, обратившегося с заявлением о присуждении компенсации. Данный факт должен быть установлен судебным решением при присуждении компенсации, при этом бремя доказывания по гражданским делам лежит на стороне. Такими доказательствами могут быть протоколы судебного заседания по делу, из которых следует, что заявитель являлся в судебные заседания и не заявлял ходатайств, которые свидетельствуют о злоупотреблении процессуальными правами, и доказательства исковых требований были представлены заявителем своевременно.

Подача жалобы препятствует вступлению судебного акта в законную силу и как следствие влечет увеличение срока судебного разбирательства. Таким образом, заявитель при требовании компенсации может ссылаться на тот факт, что он лично с судебным решением был согласен, а другая сторона обжаловала судебное решение и дело находилось в производстве суда сверхразумного срока. Поскольку подача жалобы на судебный акт — это неотъемлемое право любого лица, участвующего в деле, а реализация лицами, участвующими в деле, своих процессуальных прав на подачу жалобы объективно влечет у стороны, которая не обжаловала судебный акт, право на компенсацию. Указанные возможности должны быть блокированы путем установления в законе условий, определяющих право на компенсацию, стороной, которая согласилась с судебным актом и его не обжаловала.

Положение в законе о том, что присуждение компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок не зависит от наличия либо отсутствия вины суда означает, что суд может при разбирательстве дела выполнять все свои процессуальные действия законно и обоснованно, но дело просто требовало длительного разбирательства. При судебном разбирательстве права истца и других участников процесса были защищены в соответствии с законом, но почему-то за это Российская Федерация должна выплачивать гражданину компенсацию за нарушение сроков. Поэтому указанные положения закона нельзя признать правильными и конституционными.

Судебная власть в России осуществляется только судами на основании законов. В том числе судебное разбирательство производится по каждому делу, согласно норм ГПК РФ, УПК РФ или АПК РФ, поэтому при условии, если судом не был нарушен процессуальный закон, в этом случае не должно быть и речи о нарушении срока судебного разбирательства.

Если суд правильно применил процессуальный и материальный закон, то судебный акт не подлежит отмене, а чтобы постановить законный судебный акт, необходимо не просто принять заявление и возбудить гражданское дело или уголовное дело, но требуется ряд действий. Данные действия процессуальные и не поддаются нормированию как механическая работа машинистки. Можно лишь примерно определить, за какое время может быть рассмотрено то или иное дело, проведена экспертиза, сколько времени будет длиться речь государственного обвинителя, истца, объяснения его адвоката, возражения ответчика, заключение прокурора. В этой ситуации, когда суд не допустил судебной ошибки, то оснований о компенсации за нарушение разумного срока быть не может.

Нарушение разумного срока судебного разбирательства — это не что иное, как нарушение прав граждан на судебную защиту. Поэтому возложение на заявителя обязанности оплатить госпошлину при подаче заявления о присуждении компенсации несправедливо.

Если компенсация выплачивается без отсутствия вины суда, органов расследования, то положения ч.6 ст. 1 ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок», не может быть применена к должностным лицам, так как нет самого основания регрессного требования. Как нам представляется, сама по себе компенсация за нарушение разумного срока должна применяться только в том случае, если срок разбирательства был превышен в связи с двухкратной отменой судебного акта первой инстанции.

Рассмотренные нами проблемы, связанные с исполнения законодательства о разумных сроках судопроизводства, позволяют сделать вывод о том, что директивные указания о сокращении сроков судебного разбирательства без принятия существенных организационных, материальных и финансовых мер не позволят существенным образом повлиять на судебную волокиту и сокращение сроков судебного разбирательства.

Написал - dilar

{SL}