Рассмотрения дел по автотранспортным преступлениям: особенности и проблемы

загрузка...

Заместитель руководителя лаборатории теоретических и практических
проблем судебной защиты интеллектуальной собственности
Российской академии правосудия, судья в отставке
МИТИНА Е.Н.


Л Е К Ц И Я
Рассмотрения дел по авто-
транспортным преступлениям:
особенности и проблемы.



Преступления, связанные с автомобильным транспортом, предусмотрены главой 27 Уголовного кодекса Российской Федерации - «Преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта».
Из названия этой главы следует, что родовым объектом этих преступлений является безопасность движения и эксплуатации транспорта.
Наиболее часто судами рассматриваются дела о преступлениях, предусмотренных ст. 264 УК РФ.
Рассмотрение судами этих дел имеет ряд особенностей по сравнению с рассмотрением уголовных дел других категорий.
Прежде всего, это связано с тем, что стать 264 уголовного кодекса является бланкетной нормой, отсылающей к Правилам дорожного движения, поэтому при рассмотрении дела суду, во-первых, необходимо установить наличие в действиях обвиняемого нарушение требований конкретных пунктов Правил дорожного движения, которые инкриминируются ему.
Во-вторых, уголовная ответственность по статье 264 УК РФ наступает лишь тогда, когда нарушение водителем требований конкретных пунктов Правил дорожного движения привели к наступлению определенных, указанных в диспозиции статьи, последствий, как - то: причинение тяжкого вреда здоровью человека, опасного для жизни, наступление смерти одного или нескольких человек.
И, в - третьих, между нарушением водителем требований Правил дорожного движения и наступившими последствиями должна быть установлена прямая причинно-следственная связь.
Эти обстоятельства подлежат доказыванию при рассмотрении этих дел и совокупность этих трех обстоятельств образует объективную сторону состава этого преступления.
Из вышеизложенного следует, что при рассмотрении дел данной категории суду следует установить:
во – первых, дорожную обстановку на месте дорожно-транспортного происшествия как до, так и во время его наступления, а именно: состояние дорожного покрытия, ширину проезжей части, видимость проезжей части с рабочего места водителя, интенсивность движения транспортных средств, наличие дорожных знаков и дорожной разметки : предупреждающих, запрещающих, предписывающих; наличие светофоров и режим их работы; наличие обочин либо газонов и объектов на них и так далее;
во – вторых, расположение транспортных средств на проезжей части ( как под управлением подсудимого, так и иных, двигающихся в попутном направлении) относительно разметки, имеющейся на проезжей части, а в случае её отсутствия, относительно правой границы проезжей части или предполагаемой осевой линии, и относительно друг друга;
в – третьих, расстояние до препятствия, либо опасности для движения (пешехода), на котором находилось транспортное средство под управлением подсудимого в момент, когда подсудимый обнаружил это препятствие либо опасность для своего движения (в частности - пешехода), то есть установление момента возникновения опасности для движения подсудимого;
в – четвертых, конкретные действия подсудимого, совершенные им для избежания контакта с препятствием либо опасностью для его движения (в частности - пешеходом);
в – пятых, сами обстоятельства дорожно-транспортного происшествия: какой частью автомобиля под управлением подсудимого произошел контакт с препятствием либо опасностью для движения, в частности, пешеходом, и с какой его частью;
в – шестых, траекторию движения транспортного средства под управлением подсудимого после контакта с препятствием либо опасностью для движения (в частности - пешеходом) до полной его остановки;
в – седьмых, соответствие составленных на месте осмотра места дорожно-транспорного происшествия документов (протокола осмотра и схемы к нему) обстановке на проезжей части на момент его осмотра;
в – восьмых, оценить соответствие действий подсудимого в дорожно-транспортной ситуации требованиям Правил дорожного движения, вмененных ему органами следствия;
в – девятых, установить наличие последствий, установленных диспозицией соответствующей части статьи 264 УК РФ;
и, в – десятых, установить наличие прямой причинной связи между нарушениями подсудимым требований Правил дорожного движения, вмененных ему, и наступившими последствиями.

Как уже было сказано ранее, объективную сторону состава этого преступления образует совокупность трех обстоятельств: нарушение водителем требований Правил дорожного движения, наступление последствий, указанных в диспозициях частей статьи 264 УК РФ и наличие прямой причинной связи между нарушением требований Правил дорожного движения и наступившими последствиями, и отсутствие одного из этих обстоятельств приводит к отсутствию состава преступления, хотя на первый взгляд он имеется в действиях водителя, либо к изменению квалификации его действий.
Этот вывод можно проиллюстрировать следующими примерами :
Приговором районного суда города Москвы водитель К. была признана виновной по ч. 1 ст. 264 УК РФ, а именно в том, что управляя технически исправным автомобилем «Шкода-Фелиция» и следуя по сухой асфальтированной проезжей части внешнего кольца Московской кольцевой автодороги в направлении от Варшавского шоссе в к Каширскому шоссе нарушила требования пунктов 1.5, 8.1, 10.1 Правил дорожного движения, то есть должного внимания дорожной обстановке и другим участникам движения не уделяла, внимательной и предупредительной к другим участникам движения не была, скорость движения свыше 60 км/час избрала без учета дорожных условий, при возникновении опасности для движения не приняла мер к снижению скорости вплоть до полной остановки транспортного средства, а совершила маневр перестроения из крайней правой полосы движения в крайнюю левую, не убедившись в его безопасности, и в крайней левой полосе движения совершила столкновения со следовавшей по этому ряду автомашиной «Тойота-Камри» под управлением водителя Л., в результате чего несовершеннолетний пассажир И., находившийся на заднем сиденье автомашины «Шкода-Фелиция», получил телесное повреждение в виде закрытой черепно-мозговой травмы, причинившее тяжкий вред его здоровью.
В судебном заседании подсудимая К. показала, что в тот день следовала в крайней правой полосе внешнего кольца Московской кольцевой автодороги со скоростью примерно 70 км/час. Поток транспорта был небольшим, хотя заняты были все полосы движения. Неожиданно для неё в районе 31 километра машина потеряла управление и её понесло влево. Она приняла меры к остановке автомашины, но в состоянии заноса машина была неуправляема. Транспортные средства, двигавшиеся во 2-ой, 3-ей полосах движения, затормозили, пропуская её автомашину, которая выехала в крайний левый ряд, ударилась о разделительный парапет и остановилась параллельно направлению движения, передней частью по ходу движения. Через несколько секунд после остановки в заднюю часть её машины въехала автомашина «Тойота-Камри», следовавшая по крайнему левому ряду. В результате этого столкновения автомашин находившийся на заднем сиденье несовершеннолетний пассажир получил закрытую черепно-мозговую травму в виде ушиба головного мозга, в связи с чем был доставлен в больницу и находился на излечении. Свидетели Н., П. и В. – водители транспортных средств, двигавшихся по проезжей части Москоской кольцевой автодороги одновременно с К., аналогичным образом описали обстоятельства дорожно-транспортного происшествия и добавили, что, увидев как автомашина «Шкода-Фелиция» движется по проезжей части поперек движения в неуправляемом состоянии, приняли меры к остановке своих транспортных средств и пропустили эту автомашину, не задев её, а водитель автомашины «Тойота-Камри», двигавшаяся по крайней левой полосе со скоростью свыше 100 км/час, таких мер не принимала, лишь в последний момент попыталась объехать остановившуюся автомашину «Шкода-Фелиция», но ей это не удалось и передней частью она совершила наезд на заднюю часть автомашины «Шкода-Фелиция».
Свидетель Л., пояснила в судебном заседании, что управляя технически исправной автомашиной «Тойота-Камри», следовала по крайней левой полосе внешнего кольца Московской кольцевой автодороги со скоростью 100 км/час. Видимость в направлении движения была более 300 метров, справа шел неплотный поток автомашин. Неожиданно она увидела, как примерно в 30 метрах от её автомашины на полосу её движения выехала автомашина «Шкода-Фелиция». Она не успела принять никаких мер к снижению скорости и столкнулась с автомашиной «Шкода-Фелиция».
Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда, проверив доводы кассационных жалоб осужденной и её адвоката, проанализировав все установленные обстоятельства дорожно-транспортного происшествия, приговор суда отменила и направила дело на новое судебное рассмотрение в тот же суд, но в ином составе суда, мотивировав свое решение тем, что суд, установив в действиях водителя К. нарушение требований п. 1.5, 8.1, 10.1 Правил дорожного движения, не указал на наличие прямой причинной связи между этими нарушениями водителя К. требований Правил дорожного движения и наступившими последствиями – причинением потерпевшему тяжкого вреда здоровью, в связи с чем фактически вопрос о наличии в действиях водителя К. состав преступления, предусмотренного ст. 264 ч. 1 УК РФ, судом не разрешен.
При рассмотрении другим районным судом города Москвы дела в отношении водителя П., обвинявшегося в совершении преступления, предусмотренного ст. 264 ч. 2 УК РФ, было установлено, что, управляя технически исправным автомобилем ВАЗ-2106 и следуя по внутреннему кольцу Московской кольцевой автодороги в направлении от Каширского шоссе к Варшавскому шоссе в темное время судок при недостаточном освещении и видимости в направлении движения, скорость движения в 70 км/час избрал без учета дорожной обстановки и видимости в направлении движения, должного внимания дорожной обстановке и другим участникам движения не уделял и на 32 километре МКАД совершил столкновение со стоявшим на правой обочине автомобилем МАЗ. В результате столкновения пассажир его автомашины получила телесные повреждении, повлекшие тяжки вред её здоровью. В судебном заседании было установлено, что пострадавшая скончалась в больнице через 3 недели после происшествия. Водитель П. органами предварительного следствия обвинялся в нарушении Правил дорожного движения, повлекших смерть человека. Однако в судебном заседании из заключения комиссионной судебно-медицинской экспертизы, проведенной по постановлению суда, было установлено, что смерть пострадавшей наступила в результате стафилококковой пневмонии, развившейся на фоне полученных ею телесных повреждений, но в прямой причинно-следственной связи смерть пострадавшей с полученными повреждениями не находилась. Это заключение было подтверждено экспертом и в судебном заседании. После чего суд, установив наличие в действиях водителя П. нарушение требований п. 10.1 Правил дорожного движения, причинение пострадавшей в результате столкновения транспортных средств тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни, наличие прямой причинной связи между нарушением водителем требований Правил дорожного движения и наступившими последствиями прямой причинно-следственной связи, переквалифицировал действия водителя П. на ч. 1 ст. 264 УК РФ, по которой он и был осужден.

Следующей особенностью рассмотрения дел этой категории является получение и оценка такого доказательства, как заключение авто-технического эксперта или экспертов. При этом судьи нередко как недооценивают значимость заключения эксперта для разрешения дела по существу, так и переоценивают его.
Это происходит потому, что порой заключение авто-технической экспертизы является решающим звеном в цепи доказательств для установления вины подсудимого. Однако при этом всегда следует иметь в виду, что заключение эксперта уголовно-процессуальным кодексом признается одним из доказательств по делу (статья 74 УПК РФ) и должно оцениваться в совокупности с иными собранными по делу доказательствами (ст. 88 УПК РФ).
Виды авто-технических экспертиз.
А. Диагностическая экспертиза технического состояния транспортного средства.
Этот вид экспертиз проводится для диагностики технического состояния всех видов транспортных средств: с двигателями внутреннего сгорания, гусеничных, спецмашин и городского электрического транспорта.
Экспертизы назначаются для установления:
а) неисправности узлов, механизмов, деталей, систем транспортного средства;
б) причин и времени возникновения неисправностей;
в) причинной связи между действиями водителя и возникновением неисправности;
г) причинной связи между обнаруженными неисправностями и событием дорожно-транспортного происшествия;
д) возможности обнаружения водителем неисправности до дорожно-транспортного происшествия;
е) обстоятельств, связанных с техническим состоянием транспортного средства, способствовавших дорожно-транспортному происшествию;
ж) химико-металлографического состояния деталей транспортного средства;
з) характер излома деталей (усталостный, брак и т.д.)…

Б. Мехнизм дорожно-транспортного происшествия.
Подвиды экспертиз механизма дорожно-транспортных происшествий:
а) столкновение, наезд на стоящее транспортное средство или неподвижное препятствие;
б) наезд на пешехода;
в) опрокидывание;
г) исследование действий водителя;
д) иные задачи: место, скорость, остановочный путь, путь автомобиля и путь пешехода в заданные моменты времени и т.д.
Данные виды экспертиз проводится для установления механизма дорожно-транспортного происшествия как в целом, так и отдельных фаз происшествия, для решения в дальнейшем вопроса о соответствии действий водителя требованиям Правил дорожного движения и о наличии в его действиях состава преступления.
Экспертиза назначается для определения:
а) траекторий и характера движения объектов до контакта, в том числе технических характеристик каждой фазы дорожно-транспортного происшествия (начальной, кульминационной, финальной);
б) остановочного пути автомобиля по следам или повреждениям;
в) тормозного пути автомобиля по следам;
г) определение причинной связи между установленными следствием и судом действиями водителя и техническими последствиями наезда, столкновения, опрокидывания;

В. Диагностика эксплуатации технического состояния дорожных условий и дорожно-транспортных средств.
Данный вид экспертиз назначается для исследования:
1) состояния дорожного покрытия, обочин, участка дороги за пределами места дорожно-транспортного происшествия;
2) коэффициента сопротивления перемещения транспортного средства по поверхности дороги;
3) категории дороги, геометрии;
4) разметки на дороге, светофорных объектов и режима их работа, указателей и т.п.;
5) обзорность;

Г. Инженерная психофизиология.
Этот вид экспертиз может быть назначено для установления правильного (неправильного) восприятия водителем опасной дорожно-транспортной ситуации перед происшествием, либо для установления фактического времени реакции водителя.
Однако следует отметить, что этот вид экспертизы назначается крайне редко.

При назначении авто-технической экспертизы следует понимать, что эксперт дает ответы лишь на вопросы, касающиеся авто-техники, и не вправе давать ответы на вопросы, касающиеся виновности либо невиновности подсудимого, поскольку разрешение этого вопроса входит в компетенцию только суда.
Так, нередко судьи ставят на разрешение экспертов следующие вопросы: Нарушил ли водитель Правила дорожного движения? Если нарушил, то - какие? Кто виновен в столкновении автомашин? Виновен ли водитель в наезде на пешехода? – и тому подобные. Хотя именно эти обстоятельства являются предметом доказывания по делу и должны быть разрешены судом на основании всех собранных по делу доказательств.
На разрешение авто-технических экспертов возможна постановка вопросов в следующей редакции:
1. Какова была скорость транспортного средства перед столкновением (наездом, опрокидыванием), учитывая оставшиеся на месте происшествия следы (например: след юза, след бокового скольжения, опрокидывание, смешанные следы и т.п.)?
2. Каково было удаление транспортного средства от:
а) линии движения пешехода, другого транспортного средства, любого другого препятствия…
б) места наезда, места столкновения и тому подобное…
- на заданный (судом) момент времени (например: начало движения пешехода по проезжей части или с места его остановки, начало выезда другого транспортного средства за границу перекрестка и т.д.)?
3. Каков остановочный путь транспортного средства исходя из:
а) скорости движения транспортного средства?
б) оставшимся на проезжей части следам?
4. Располагал ли водитель транспортного средства технической возможностью предотвратить дорожно-транспортное происшествие (столкновение, наезд, опрокидывание) путем принятия мер к торможению:
а) по полученным расчетным данным?
б) на заданный (судом) момент времени развития дорожно-транспортного происшествия?
5. Реконструировать механизм ДТП с предоставлением масштабной, по фазной схемы его развития, на заданные (судом) отрезки времени (например: каждую секунду, каждые три секунды и т.д.).
6. Какими пунктами Правил дорожного движения следовало руководствоваться в своих действиях водителю транспортного средства в конкретном дорожно-транспортном происшествии?
7. Имеются ли противоречия между действиями водителя транспортного средства в имевшем место дорожно-транспортном происшествии, а также действиями иных участников происшествия (пешеходов, которые не пострадали в происшествии, организатора дорожного движения, службы дорожного надзора, дорожно-патрульной службы, иных лиц и ведомств) и требованиями Правил дорожного движения или Закона РФ «О безопасности дорожного движения»?
8. Имелись ли у транспортного средства технические неисправности, которые могли повлиять на:
а) траекторию движения транспортного средства?
б) эффективность торможения транспортного средства?
в) ограничение обзорности и видимости с рабочего места водителя?
г) выход из строя приборов и средств световой сигнализации?
д) отказ в работе отдельных частей, деталей, агрегатов и систем транспортного средства?
Когда эти неисправности могли возникнуть: до дорожно-транспортного происшествия, в процессе дорожно-транспортного происшествия, после дорожно-транспортного происшествия?
9. Имеется ли прямая причинно-следственной связь между имевшими место действиями водителя (пешехода, организатора движения, дорожно-патрульной службы и службы дорожного надзора, иных организаций) и возникновением конкретного происшествия. ?
10. Какова причина возникновения технической неисправности того или иного узла, системы, агрегата, детали, устройства транспортного средства (эксплуатационная или производственная)? Каковы возможные методы и способы её устранения? Как эта неисправность повлияла на возникновение дорожно-транспортного происшествия?

Также следует иметь в виду, что авто-технический эксперт свои выводы делает исходя из результатов проводимых им исследований и расчетов, которые базируются на исходных данных, заданных судом при назначении экспертизы. А эти исходные данные суд получает в ходе судебного следствия из допросов подсудимого, потерпевшего, очевидцев и свидетеле по делу, исследования письменных доказательств, имеющихся в материалах дела, в частности, протокола осмотра места происшествия, справки по дорожно-транспортному происшествию и т.д. Поэтому при назначении авто-технической экспертизы суд в своем постановлении обязан указать исходные данные, установленные судом в судебном следствии, которые и будут являться основой расчетов эксперта для разрешения поставленных технических вопросов.
Кроме того, необходимо остановиться и на таком виде экспертизы, проводимой по делам о наездах на пешеходов, как комплексная комиссионная авто-технико-судебно-медицинская экспертиза. Эта экспертиза непроста в проведении, но она может дать ответы на вопросы, относящиеся к предмету доказывания по делу. Например: о механизме наезда, о взаиморасположении пешехода и транспортного средства в момент первоначального контакта, о возможности наезда на пешехода при обстоятельствах, описываемых водителем, о возможности переезда тела одним или несколькими транспортными средствами и т.д. Полученные при производстве такой экспертизы данные могут иметь большое значение при решение вопроса о виновности, либо невиновности водителя.
Так, при рассмотрении районным судом города Москвы дела в отношении водителя Т., который обвинялся органами предварительного следствия в том, что управляя технически исправной автомашиной ВАЗ-2106 и следуя в темное время суток по сухой асфальтированной проезжей части улицы, не освещенной городским электроосвещением, должного внимания дорожной обстановке и другим участникам дорожного движения не уделял, скорость движения 50 км/час избрал без учета дорожной обстановке и видимости в направлении движения, при возникновении опасности для движения – находившегося на проезжей части пешехода К. и переходившего проезжую часть справа налево по ходу движения автомобиля, своевременно мер к снижению скорости вплоть до полной остановки транспортного средства не принял, нарушив требования п. 10.1 Правил дорожного движения, а совершил маневр влево, не убедившись в его безопасности для других участников движения, нарушив требования п. 8.1 Правил дорожного движения, выехал на полосу встречного движения, совершив при этом наезд на пешехода К. и причинив ему тяжкий вред здоровью, повлекший его смерть, а затем совершил столкновение с автомашиной МАЗ, двигавшейся во встречном направлении.
В судебном заседании из показаний самого подсудимого и свидетелей – водителя автомобиля МАЗ и водителя автомобиля «Тойота», следовавшего в попутном с автомобилем ВАЗ и следом за ним направлении, было установлено, что пешеход К. к моменту приближения к нему автомобиля ВАЗ сидел на проезжей части на полосе движения автомобиля ВАЗ, лицом по направлению движения автомашины. Водитель Т., увидев в свете фар препятствие на полосе своего движения, сделал маневр влево, выехал на полосу встречного движения, не задев при этом пешехода, и по касательной столкнулся с автомобилем МАЗ, водитель которого также в свете фар увидел сидевшего на проезжей части пешехода и, оценив обстановку, сманеврировал вправо на обочину. Водитель автомобиля «Тойота», следовавший примерно в 30 метрах за автомашиной «Жигули», после маневра автомашины ВАЗ увидел на проезжей части на полосе своего движения сидевшего пешехода, который упал, остановил свою автомашину до пешехода. Кроме того, водитель автомобиля МАЗ пояснял, что, двигаясь по дороге, он видел, как встречные автомобили подавали ему сигналы фарами, из чего понял, что на проезжей части имеется опасность для движения, поэтому и снизил скорость и удвоил внимание.
Судом по ходатайству адвоката была назначена комплексная комиссионная авто-технико-судебно-медицинская экспертиза, которая пришла к заключению, что на трупе пострадавшего были обнаружены телесные повреждения, причинившие тяжкий вред его здоровью, находящиеся в прямой причинной связи с его смертью, и эти повреждения были причинены при переезде тела автомашиной, но не автомашиной ВАЗ.
При таких обстоятельствах, оценив все собранные по делу доказательства в их совокупности, суд в отношении водителя К. постановил оправдательный приговор.
Следует также отметить, что нередки случаи, когда в заключении авто-технической экспертизы содержится вывод эксперта об отсутствии у водителя технической возможности предотвратить наезд на пешехода, либо столкновение с другим транспортным средством. Это обстоятельство не влечет автоматического признания водителя невиновным в дорожно-транспортном происшествии, поскольку, как уже говорилось ранее, заключение авто-технической экспертизы не является исключительным доказательством, влекущим безусловное оправдание водителя, а должно оцениваться в совокупности со всеми собранными по делу доказательствами. При этом следует оценить дорожную обстановку, действия всех участников дорожного движения, соответствие их действий требованиям Правил дорожного движения, наличие прямой причинной связи между нарушением требований Правил дорожного движения и наступившими последствиями, и лишь после этого следует решать вопрос о виновности, либо невиновности водителя, и если в действиях водителя имеются умышленные нарушения требований Правил дорожного движения (как правило это п. 10.1), то суд вправе сказать о том, что, несмотря на отсутствие технической возможности предотвратить наезд либо столкновение, водитель, нарушив требования Правил дорожного движения, сам себя поставил в такие условия, когда не смог обеспечить безопасность движения как своего, так и других участников дорожного движения.

Еще одной особенностью рассмотрении дел этой категории является то обстоятельство, что форма вины по данному преступлению может быть не только неосторожной, но и смешанной: в отношении нарушения требований Правил дорожного движения – умышленной, а в отношении наступивших последствий – только неосторожной. Установление этих обстоятельств имеет значение не только для установления наличия в действиях подсудимого состава преступления и квалификации его действий, но и для определения вида и размера назначаемого виновному наказания.
Так, если в судебном заседании будет установлено, что подсудимый умышленно нарушил требования Правил дорожного движения, умышленно совершил наезд на человека, причинив вред его здоровью либо смерть, то и действия подсудимого следует квалифицировать по статье, входящей в главу 16 Уголовного кодекса РФ (в зависимости от наступивших последствий), поскольку его умысел был направлен на причинение вреда здоровью либо жизни человека, а автомобиль являлся лишь средством причинения этого вреда.
Установление формы вины в отношении нарушения требований Правил дорожного движение (умысел либо неосторожность) при неосторожной форме вины в отношении последствий влияет на оценку степени общественной опасности совершенного преступления, личности виновного, и, в конечном счете, на вид и размер назначаемого наказания.

Все отмеченные особенности рассмотрения этой категории дел влияют и на составление приговора по делу.
В соответствии с требованиями ст. ст. 7, 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым, и таковым он признается, если постановлен в соответствии с требованиями УПК РФ и основан на правильном применении уголовного закона.
Так, в приговоре должны быть разрешены вопросы, предусмотренные ст. 299 УПК РФ и, таким образом, должны быть указаны не только пункты Правил дорожного движения, которые нарушил виновный, но и описаны действия, которые он совершил, нарушая эти правила, а также отражена взаимосвязь между нарушениями виновным требований Правил дорожного движения и наступившими последствиями.
Нередко судьи ограничиваются перечислением пунктов Правил дорожного движения и изложением их требований, указанных в их диспозициях, не описывая при этом в полной мере обстоятельства дорожно-транспортного происшествия и действия всех его участников.
Так, например, в приговоре по делу Т. судья указал: Т. 13.03.03.2004 года примерно в 14.05, управляя источником повышенной опасности, технически исправным автомобилем «ВАЗ-21043» № т 734 МО 99 рус, следовал по улице Каспийской города Москвы со стороны улицы Медиков в сторону улицы Луганской со скоростью 50 км/час, в района д. 6 по улице Каспийской грубо нарушил требования п.п. 1.3, 1.4, 1.5, 10.1, 14.1, 14.2 Правил дорожного движения, что выразилось в том, что он не принял надлежащих мер к тому, чтобы не причинять вреда иным лицам, не проявил должного внимания, не принял надлежащих мер к торможению при возникновении препятствия или опасности, которые мог и должен был обнаружить, выехал на пешеходный переход, в результате чего сам поставил себя в такие условия, когда совершил наезд на переходившего проезжую часть пешехода Новикову Т.В. В результате данного ДТП потерпевшая Новикова Т.В. получила телесные повреждения – сотрясение головного мозга, ссадины лица, открытый перелом правой бедренной кости со смещением, повлекшие тяжкий вред здоровью потерпевшего, по признаку опасности для жизни.
Как видно из приведенного текста судья не указал какими конкретно действиями водителя были нарушены требования Правил дорожного движения, какие были дорожные условия и дорожная обстановка в момент происшествия, каким образом был совершен наезд на пешехода, каков был механизм наезда, а также причинение водителем по неосторожности вреда здоровью потерпевшей.

В настоящее время возникают проблемы при рассмотрении гражданских исков в рамках уголовных дел по дорожно-транспортным преступлениям.
Это связано с тем, что в результате дорожно-транспортного происшествия материальный ущерб причиняется не только потерпевшим или их законным представителям, но и другим участникам дорожно-транспортного происшествия, в частности, владельцу другого транспортного средства, не получившего телесных повреждений, причинивших тяжкий вред здоровью. При этом, как правило, автомашины, участвовавшие в столкновении, застрахованы и в качестве соответчиков могут выступать и страховые компании.
Написал - dilar

{SL} {mainlink_code_links}