Влияние правовых позиций Европейского суда по правам человека на гражданское судопроизводство

загрузка...

Настольная книга помощника судьи: организация работы и гражданское судопроизводство. (выпуск 2). Под общ. ред. Ю.П. Гармаева, А.О. Хориноева, "Республиканская типография", 2009.

Введение

Раздел I. 

Влияние правовых позиций Европейского суда по правам человека на гражданское судопроизводство
Особенности деятельности помощника судьи по гражданским делам в приемной Суда

Организация работы помощника судьи при рассмотрении гражданских дел
О помощнике судьи районного (городского) суда, рассматривающего гражданские дела
Помощник мирового судьи

Некоторые вопросы деятельности помощника судьи при рассмотрении гражданских дел в суде апелляционной инстанции
Раздел II. 

Принятие искового заявления. Отказ в принятии искового заявления. Предъявление встречного иска

Возвращение искового заявления.

Обеспечение иска
Соединение и разъединение исковых требований
Назначение экспертизы. Судебное поручение
Привлечение специалиста
Сроки рассмотрения гражданских дел

Подготовка дела к судебному разбирательству

 

Раздел I. ОБЩИЕ ВОПРОСЫ ОРГАНИЗАЦИИ РАБОТЫ

ПОМОЩНИКА СУДЬИ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

 

§ 1.1. Влияние правовых позиций Европейского суда

по правам человека на гражданское судопроизводство

 

Российская Федерация вступила в Совет Европы в феврале 1996 года, Конвенция о защите прав человека и основных свобод (Европейская конвенция) вступила в силу в отношении нашей страны 5 мая 1998 года, Протокол N 1 к Конвенции - 1 ноября 1998 года.

В Федеральном законе от 30 марта 1998 года "О ратификации Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод" указано, что "Российская Федерация в соответствии со ст. 46 Конвенции признает ipso facto без специального соглашения юрисдикцию Европейского суда по правам человека обязательной по всем вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случаях предполагаемого нарушения Российской Федерацией положений этих договорных актов, когда предполагаемое нарушение имело место после их вступления в действие в отношении Российской Федерации" <1>.

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 1998. N 14. Ст. 1514.

 

Таким образом, с момента вступления Европейской конвенции в силу на территории Российской Федерации нашим согражданам был открыт путь для обращения в Европейский суд по правам человека в соответствии со ч. 3 ст. 46 Конституции Российской Федерации, а сама Конвенция в силу ч. 4 ст. 15 Конституции РФ стала составной частью правовой системы Российской Федерации.

Верховный Суд Российской Федерации неоднократно в своих Постановлениях Пленума ориентирует суды на необходимость применения практики Европейского суда по правам человека. Так, в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 октября 2003 года N 5 "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и Международных договоров Российской Федерации" в п. п. 10 - 15 указано на необходимость применения судами правовых позиций Европейского Суда по правам человека. Такие же положения содержатся также в п. 4 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 года N 23 "О судебном решении", п. 1, п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2005 года N 3 "О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц".

Высший Арбитражный Суд Российской Федерации направил в арбитражные суды 20 декабря 1999 года информационное письмо N С1-7/СМП-1341 "Об основных положениях, применяемых Европейским судом по правам человека при защите имущественных прав и права на правосудие", в котором ориентировал арбитражные суды на соблюдение правовых позиций Европейского суда по правам человека по защите имущественных прав и прав на правосудие.

Конституционный Суд Российской Федерации в своих решениях неоднократно ссылается на правовые позиции Европейского суда по правам человека.

Таким образом, правовая определенность высших судебных инстанций Российской Федерации однозначна: обязательно должны учитываться правовые позиции Европейского суда по правам человека по толкованию и применению Европейской конвенции. При этом эти толкования обязательны при рассмотрении жалоб, вынесенных не только против Российской Федерации, но и против других государств - членов Совета Европы, хотя ранее некоторые предполагали, что правовые позиции Европейского суда по правам человека обязательны для Российской Федерации по решениям, вынесенным против Российской Федерации.

Европейский Суд в своей практике руководствуется своей прецедентной практикой по делам не только против Российской Федерации, но и других государств, исходя из принципа правовой определенности.

Гражданский процессуальный кодекс РФ не установил порядок пересмотра судебных решений, принятых судами, в нарушение положений Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и установленного Европейским судом порядка. Однако, исходя из принципа правовой определенности, такое решение может быть пересмотрено.

За 10 лет нахождения Российской Федерации под юрисдикцией Европейского суда на 1 января 2008 года в Европейский суд поступило 46685 жалоб против России (из общего количества 237988 жалоб против 46 государств), что составляет 20%, т.е. пропорционально численности населения Российской Федерации в общеевропейском населении, при этом принято 397 постановлений в отношении России (из общего количества 8191). За это же время против Италии принято 1714 постановлений, 1641 - против Турции, 588 - против Франции, 489 - против Польши, 372 - против Украины <1>.

--------------------------------

<1> Ковлер А.И. Правовые позиции Европейского суда по правам человека по делам против Российской Федерации (2006 - 2008 гг.) // Российское правосудие. 2008. N 8 (28). С. 6.

 

Более половины жалоб, поступающих в Европейский суд по правам человека, касаются нарушений ст. 6 Конвенции "право на справедливое судебное разбирательство гражданского иска или уголовного дела независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона". По мнению Европейского суда, "право на справедливое судебное разбирательство судом, гарантируемое пунктом 1 ст. 6 Конвенции, должно толковаться в свете преамбулы к Конвенции, которая в соответствующей части гласит, что принцип верховенства права является общим наследием Высоких Договаривающихся Сторон. Одним из основополагающих аспектов принципа верховенства права является принцип правовой определенности, который требует, помимо прочего, чтобы в случае вынесения судами окончательного судебного решения оно не подлежало пересмотру (см. Постановление Европейского суда по делу "Брумареску против Румынии" от 28 октября 1999 г., Reports 1999 - VII, § 61).

Данный принцип содержит требование, что стороны не вправе добиваться пересмотра окончательного и подлежащего исполнению судебного решения лишь в целях пересмотра и вынесения нового решения по делу. Полномочия вышестоящих судов по пересмотру должны осуществляться в целях исправления судебных ошибок, неправильного отправления правосудия, а не для подмены надзора. Пересмотр не должен рассматриваться как замаскированное обжалование, и одна лишь возможность двух взглядов по делу не может служить основанием для пересмотра. Отклонение от этого принципа оправдано, только если это необходимо при наличии существенных и бесспорных обстоятельств" <1>.

--------------------------------

<1> См.: Дело "Праведная против Российской Федерации". "Европейский Суд по правам человека и Российская Федерация". Постановления и решения. 2004 (пер. с англ., фр.). Администрация Президента Российской Федерации. М.: Новая юстиция, 2006. С. 328 - 329.

 

Человек, добивающийся пересмотра судебного решения, должен доказать, что у него не было возможности представить доказательства в подтверждение своих доводов до окончания судебного разбирательства и что эти доказательства имеют значение для разрешения дела.

Одним из основополагающих аспектов верховенства права является принцип неприкосновенности собственности, выступающий гарантией права собственности как владения, пользования и распоряжения своим имуществом.

В соответствии с Конституцией Российской Федерации признание, соблюдение и защита права частной собственности относятся к основным правам человека, это право неотчуждаемо и принадлежит человеку от рождения.

С этим правилом корреспондируют положения Конвенции о защите прав человека и основных свобод, согласно которым каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности; никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права (ст. 1 Протокола N 1 к Конвенции "Защита собственности").

Поэтому, исходя из принципов верховенства права и юридического равенства, вмешательство государства не должно быть произвольным и оно не должно нарушать равновесие между интересами общества и необходимыми условиями защиты прав человека, что должно обеспечить баланс конституционно защищенных ценностей, и человек не должен нести чрезмерное обременение.

По делу "ОАО "Росэлтранс" против Российской Федерации" Европейский суд отметил, что "пункт 1 статьи 6 Конвенции гарантирует каждому право на обращение в суд или трибунал с любым требованием, касающимся его гражданских прав и обязанностей. Таким образом, реализуется "право на суд", одним из аспектов которого является право на доступ к суду, подразумевающее право на обращение в суд с гражданско-правовым вопросом...".

Далее Суд отметил, что в понятие справедливого судебного разбирательства входит и исполнение судебных решений. По мнению Суда, "трудно представить, чтобы пункт 1 статьи 6 Конвенции, подробно оговаривающий процессуальные гарантии сторон - справедливое публичное судебное разбирательство по делу в разумный срок, не гарантировал бы исполнение судебных решений; толкование статьи 6 Конвенции только применительно к доступу суду и проведению судебного разбирательства, скорее всего, приведет к ситуациям, не совместимым с принципом верховенства права, который Договаривающиеся Страны при ратификации Конвенции обязались соблюдать" <1>.

--------------------------------

<1> Дело ОАО "Росэлтранс" против Российской Федерации". "Европейский Суд по правам человека и Российская Федерация". Постановления и решения. 2005. Ч. 2 (пер. с англ., фр.). Администрация Президента Российской Федерации. М.: Новая юстиция, 2006. С. 52.

 

Например, в 2007 году Европейским судом вынесено 175 постановлений против Российской Федерации, констатирующих нарушения, из которых 138 касались нарушения ст. 6 Конвенции по разным аспектам. Более половины постановлений суда касались неисполнения судебных решений по социальным вопросам, как-то: пенсий, пособий, предоставления жилья внеочередникам, военным пенсионерам, военнослужащим, годами ожидающих выплаты "боевых", задолженности по отпускам или командировкам в Чеченской Республике.

Исходя из прецедентной практики Европейского суда, в правоприменительную практику судов Российской Федерации пришло понятие разумность продолжительности судебного разбирательства, которое оценивается в свете обстоятельств дела и с учетом критериев, выработанных прецедентной практикой Европейского суда, в частности, с учетом сложности дела, поведения заявителя и соответствующих властей, а также предмета спора заявителя.

Иногда судебную волокиту суды допускают в гражданском процессе при разрешении споров о разделе имущества, жилищных споров. Имеет место и необоснованное назначение судебных экспертиз, что влечет неоправданно длительные судебные разбирательства.

В соответствии со ст. 123 Конституции Российской Федерации судопроизводство построено на основе состязательности и равноправия сторон. Согласно содержанию этого принципа необходимо отделение друг от друга функций истца и ответчика, разрешения дела и обеспечения, равных прав сторон в судебном разбирательстве по представлению доказательств, участию в исследовании доказательств, заявлению ходатайств, высказыванию мнения по любому вопросу, имеющему значение по делу, участию в прениях. Таким образом, на суд возлагается обязанность по созданию сторонам необходимых условий для объективного, полного и всестороннего исследования имеющихся в деле доказательств.

Таких же позиций придерживается Европейский суд. Так, по делу "Метелица против Российской Федерации" Суд отметил, что принцип равенства сторон является лишь одним из аспектов более широкого понятия "справедливое судебное разбирательство", включающего также основополагающий принцип состязательности процесса. Между тем принцип равенства сторон требует, чтобы каждой из сторон была предоставлена разумная возможность представлять свое дело в таких условиях, в которых ни одна из сторон не имеет явного преимущества <1>.

--------------------------------

<1> Бюллетень Европейского суда по правам человека. М., 2006. N 12. С. 115.

 

В этих условиях суд воплощает "право на разбирательство судом".

Российская Федерация проигрывала в Европейском суде споры с гражданами по вопросам нарушения принципа прозрачности судебного разбирательства. В соответствии с параграфом 1 статьи 6 Конвенции "каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела". Поэтому открытый характер судебных разбирательств защищает стороны судебного процесса от тайного решения суда без публичного рассмотрения; в свою очередь, это правило является одним из средств, с помощью которого поддерживается доверительность к суду. Делая решение суда прозрачным, публичность способствует соблюдению § 1 статьи 6 Конвенции о справедливости судебного разбирательства, соблюдение этой гарантии является одной из основ демократического общества.

Однако требование на публичное слушание имеет свои исключения, что видно из текста § 1 статьи 6 Конвенции. Данная норма содержит следующие условия: "пресса и публика могут не допускаться на судебные заседания... когда того требуют интересы несовершеннолетних или для защиты частной жизни сторон, или - в той мере, в какой это, по мнению суда, строго необходимо, - при особых обстоятельствах, когда гласность нарушала бы интересы правосудия".

Кроме того, прецедентной практикой Европейского суда установлено, что в уголовном праве, где требуется публичность судопроизводства, иногда допустимо ограничение публичности и открытости судебных разбирательств. Например, с целью обеспечения безопасности или конфиденциальности свидетелей, содействия свободному обмену информацией или мнением для соблюдения интересов правосудия.

Вместе с тем необходимо иметь в виду, что параграф 1 статьи 6 Конвенции не препятствует отказу лица по собственной воле, явно или скрыто, от права на открытое слушание дела.

Следовательно, доступ в зал суда во время слушаний в судах первой, апелляционной, кассационной и надзорной инстанциях не может быть ограничен. Если есть желающие присутствовать на судебном процессе, то они должны получить разрешение в приемной по приему граждан.

Одной из бед российского правосудия является запоздалая доставка уведомлений о судебном процессе по вине почтовой службы.

Прецедентная практика Европейского суда свидетельствует, что основным принципом при применении статьи 6 Конвенции является справедливость. В справедливом суде каждой стороне должна быть предоставлена возможность представить свое дело в обстоятельствах, которые не ставят ее в невыгодное положение перед оппонентом. Принцип равноправия означает, что каждая сторона должна быть уведомлена о дне слушания дела. Если это не было исполнено судом, то слушание может быть признано "несправедливым" и нарушающим требования статьи 6 Конвенции.

Таким образом, суды должны проверить надлежащим ли образом были отправлены уведомления о явке отсутствующим сторонам.

На необходимость соблюдения судами общей юрисдикции принципа равноправия сторон в кассационной инстанции обращено внимание судей в п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 июня 2008 года N 12 "О применении судами норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде кассационной инстанции", где указано, что при выполнении требований пункта 2 части 1 статьи 343 ГПК РФ об извещении участников процесса о времени и месте рассмотрения кассационных жалоб, представления следует выбирать любые доступные средства связи, позволяющие контролировать получение информации адресатом, и определять день направления дела в суд кассационной инстанции с таким расчетом, чтобы не были нарушены предусмотренные ст. 348 ГПК РФ сроки, а также учтена реальная возможность лиц, участвующих в деле, лично присутствовать в судебном заседании <1>.

--------------------------------

<1> См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. М., 2008. N 9.

 

Прецедентное право Европейского суда принесло в судебную практику Российской Федерации понятие "жертва".

В своем Постановлении Европейский суд 14 июня 2007 года по делу "Савенко против Российской Федерации" отметил, что Термин "жертва" по смыслу статьи 34 Конвенции обозначает человека, которого непосредственно затрагивает действие или бездействие... Суд повторяет, что лицо не вправе жаловаться о нарушении его или ее прав в судебных разбирательствах, в которых он или она не являлась стороной, несмотря на тот факт, что она или он были акционером и (или) главным директором компании, которая является стороной в судебном разбирательстве.

Савенко являлась стороной в судебных разбирательствах, выступая в своей должности, выступала в качестве соистца, подавая отдельные жалобы о защите ее имущественных прав. Следовательно, заявительница может считаться "жертвой".

По сложившейся прецедентной практике Европейского суда человек лишается статуса "жертвы", если национальные власти признают, определенно или по существу, наличие нарушения Конвенции, а затем предоставляют надлежащее и достаточное возмещение за такое нарушение. Поэтому суды, проверяя наличие первого условия, должны установить, что имело место нарушение Конвенции, касаясь второго условия, а именно надлежащего и достаточного возмещения, суд должен убедиться, что меры, предпринятые властями, имеют достаточное возмещение, что человек не может считаться жертвой нарушения.

Российская Федерация проиграла много исков в Европейском суде из-за нарушения имущественных прав граждан, выразившегося в несвоевременном исполнении судебных решений о взыскании пенсий, пособий и т.д., в связи с чем необходимо обратить внимание на следующее.

Статья 1 Протокола N 1 к Конвенции устанавливает три отдельных правила. Первое правило, закрепленное в первом предложении первого параграфа, носит общий характер и провозглашает принцип беспрепятственного пользования имуществом. Второе правило, содержащееся во втором предложении первого пункта, касается лишения имущества и устанавливает для этого конкретные условия. Третьим правилом, предусмотренным во втором параграфе, предусмотрено, что Договаривающиеся Государства имеют право, в частности, контролировать использование имущества в интересах общества. Названные правила связаны друг с другом. Второе и третье правила касаются конкретных примеров вмешательства в право на беспрепятственное пользование имуществом, и, следовательно, они должны толковаться в свете общего принципа, провозглашенного первым правилом (см. дело "Виктор Коновалов против Польши" (БП) N 31443/96, ЕСП4-2004-V).

Под влиянием прецедентной практики Европейского суда в судах общей юрисдикции стала складываться практика, согласно которой допущенные судами первой инстанции ошибки должны исправляться судами второй инстанции, поскольку отмена вступивших в законную силу решений судов нарушает принцип правовой определенности. Этот принцип подразумевает, что суды окончательно решают вопрос и их решения не должны быть поставлены под сомнение. В этой связи "право на разбирательство судом", закрепленное в пункте 1 статьи 6 Конвенции, становится, по мнению Европейского суда, мнимым, так как названная правовая система допускает отмену окончательного и вступившего в законную силу судебного решения вышестоящим судом на основании несогласия с решением нижестоящего суда.

В практике Верховного суда республики в надзорной инстанции рассматриваются в основном вопросы права, а не вопросы фактов. При этом в надзорной практике стараемся не давать переоценку фактам, установленным судом.

В практике работы судов надзорной инстанции встречаются факты отмены судебных решений по основаниям, которые не носят исключительного характера, что является несовместимым с принципом правовой определенности.

Надзорные инстанции не всегда соглашаются с оценкой нижестоящих судов по установленным обстоятельствам дела и выводами о применении норм материального права и по этим основаниям отменяют судебные решения (Постановление Европейского суда по делу "Нелюбин против Российской Федерации" от 2 ноября 2006 г.; Постановление по делу "Кот против Российской Федерации" от 18 января 2007 г.).

Предпринятые в последнее время инициативы Верховного Суда Российской Федерации по реформированию надзора в гражданском судопроизводстве должны привести к тому, что надзор будет применяться в исключительных случаях и все ошибки нижестоящих судов будут устраняться кассационной или апелляционной инстанциями.

Волокита при рассмотрении гражданских дел не характерна для судов республики. Вместе с тем встречаются примеры длительного рассмотрения дел, при этом необходимо учитывать сложность дела, поведение сторон, судей и т.д.

Конечно, Европейская конвенция по правам человека и прецедентная практика Европейского суда по правам человека, несомненно, способствуют совершенствованию механизмов защиты прав и свобод человека и гражданина. Об этом свидетельствует правоприменительная практика в республике. И те дела, которые прошли через Европейский суд, свидетельствуют о том, что у нас имеются проблемы в тех или иных формах и средствах защиты прав и свобод человека и гражданина.

 

Написал - dilar

{SL}