Субъекты антикоррупционной экспертизы правовых актов и их проектов.

загрузка...

 

Будатаров С.М. Антикоррупционная экспертиза правовых актов и их проектов: научно-практическое пособие. – Изд-во: ЦНТИ, Томск, 2010. – 68 с.

 

Введение в Антикоррупционную экспертизу
Понятие экспертизы правовых актов и их проектов.
Антикоррупционная экспертиза правовых актов и их проектов как разновидность экспертиз
Отличие предмета антикоррупционной экспертизы правовых актов и их проектов от предмета иных видов экспертиз
Объект и предмет антикоррупционной экспертизы правовых актов и их проектов
Субъекты антикоррупционной экспертизы правовых актов и их проектов.

 

 

Тема 5. Субъекты антикоррупционной экспертизы правовых актов и их проектов.

Правовое положение эксперта, осуществляющего антикоррупционную экспертизу

            Понятие эксперта. Правовое положение эксперта.

Штатные и независимые эксперты. Независимые государственные эксперты. Независимые частные эксперты. Права и обязанности независимого частного эксперта. Оплата независимой частной экспертизы.

            Проблемы проведения антикоррупционной экспертизы правовых актов и их проектов специализированными органами государственной власти (прокуратурой, Минюстом России).

 

Официальные источники

Закон от 17 января 1992 г. № 2202-I «О прокуратуре Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. – 1995. - N 47. - Ст. 4472.

Федеральный закон от 4 апреля 2005 г. № 32-ФЗ «Об общественной палате Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. – 2005. - № 15 – Ст. 1277.

Федеральный закон от 17.07.2009 N 171-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон "О прокуратуре Российской Федерации" в связи с принятием Федерального закона "Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов» // Собрание законодательства РФ. 2009. - № 29, Ст. 3608.

Положение о Министерстве юстиции Российской Федерации, утв. Указом Президента РФ от 13 октября 2004 г. № 1313 // Собрание законодательства РФ. – 2004. – № 42. - Ст. 4108.

Указ Президента РФ от 18.01.2010 № 80 «О   внесении  изменений  в  некоторые  акты  Президента  Российской Федерации  в связи с принятием Федерального закона «Об антикоррупционной экспертизе  нормативных  правовых  актов и проектов нормативных правовых актов» // Собрание законодательства РФ. – 2010. - № 4. - Ст. 368.

 // Российская газета. № 73. 24.04.2009.

Приказ Генпрокуратуры РФ от 28.12.2009 № 400 «Об организации проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов» // Законность. – 2010. - № 4.

Приказ Минюста РФ от 01.04.2010 № 77 «Об организации работы по проведению антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации и уставов муниципальных образований» // Российская газета. – 2010. - 21 апреля. - № 84.

Постановление Губернатора Томской области от 14.03.2007 N 27 (ред. от 18.11.2008) «Об экспертизе нормативных правовых актов Томской области и их проектов на коррупциогенность» // Собрание законодательства Томской области. - 2007. - № 3(20).

Порядок проведения антикоррупционной экспертизы проектов нормативных правовых актов мэра города Читы, утв. Постановлением Мэра города Читы от 18 января 2008 г. N 9 // Читинское обозрение. - 2008. - № 4.

Положение об экспертизе нормативных правовых актов Республики Тыва и их проектов на коррупциогенность, утв. Постановлением Правительства Республики Тыва от 31 марта 2008 г. № 184 // СПС «Консультант Плюс Регион».

Методика экспертизы нормативных правовых актов Республики Бурятия, проектов нормативных правовых актов Республики Бурятия на коррупциогенность, одобренная Распоряжением Президента Республики Бурятия от 16.06.2008 N 46-РП // Бурятия. - 2008. - N 108.

 Порядок осуществления антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов Иркутской области и их проектов, утв. Постановлением Администрации Иркутской области от 24 сентября 2008 года N 270-па // Областная. - 2008. - № 114.

Постановление Губернатора Новосибирской области от 12.08.2008 N 318 "Об образовании комиссии по вопросам правовой экспертизы нормативных правовых актов и их проектов на коррупциогенность" // Советская Сибирь. – 2008. - N 170.

Постановление Администрации Новосибирской области от 17.11.2008 N 318-ПА "О проведении антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и их проектов в администрации новосибирской области" // Советская Сибирь. – 2008. - № 229.

 

Литература

Воробьев Ю. Коррупция на просвет. Верхняя палата парламента ведет проверку законов на «взяткоемкость» // Российская газета. - 2009. – 17 марта. – С. 9.

Кокотов А.Н., Родионова О.Н. Экспертиза закона субъекта РФ на коррупциогенность // Российский юридический журнал. - 2008. - № 4.

Новоселецкая Ю.В. Правовые аспекты осуществления общественной экспертизы Общественной палатой РФ // Российская юстиция. – 2008. – N 1.

 

Методические рекомендации

Экспертом антикоррупционной экспертизы правового акта или проекта правового акта является специалист, обладающий научными и (или) практическими познаниями по выявлению в административных процедурах условий, способствующих взяточничеству или иным проявлениям корыстного злоупотребления властью.

Правовое положение эксперта, осуществляющего антикоррупционную экспертизу, не упорядочено, поскольку регламентируется не одним специальным правовым актом, а множеством правовых актов. Нет единой правовой позиции ни в федеральном законодательстве, ни в региональном законодательстве. В одних правовых актах говориться о том, что экспертизу правового акта или его проекта могут проводить только организации и, следовательно, физические лица исключаются. По смыслу других правовых актов к антикоррупционной экспертизе возможно привлечение как физических, так и юридических лиц. Видимо в этой связи на встрече Президента РФ с членами Совета Федерации ФС РФ, состоявшейся в феврале 2009 г., было «одобрено предложение сенаторов о том, что процедуру принятия федеральных законов нужно совершенствовать. Речь идет, в частности, о проекте специального закона, где будет определен порядок принятия таких документов и проведения антикоррупционной экспертизы»[1].

Федеральный закон «Об общественной палате Российской Федерации» требует для проведения экспертизы создавать в Общественной палате РФ рабочую группу, которая вправе привлекать экспертов (часть 3 ст. 18). Из данного положения следует, что «экспертами» могут быть как физические, так и юридические лица.

             В соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 11 ноября 2005 г. № 679 «О порядке разработки и утверждения административных регламентов исполнения государственных функций и административных регламентов предоставления государственных услуг» независимая экспертиза проектов административных регламентов исполнения государственных функций и административных регламентов предоставления государственных услуг проводится саморегулируемыми или иными организациями, осуществляющими свою деятельность в соответствующей сфере регулирования. Порядок проведения независимой экспертизы проектов указанных административных регламентов и порядок отбора организаций, осуществляющих их независимую экспертизу, утверждаются федеральным министром или руководителем федеральной службы либо федерального агентства, руководство которыми осуществляет Президент Российской Федерации или Правительство Российской Федерации, с учетом методических рекомендаций по разработке административных регламентов исполнения государственных функций и административных регламентов предоставления государственных услуг, одобренных Правительственной комиссией по проведению административной реформы (п. 21).

Постановление Правительства РФ от 26 февраля 2010 года № 96 «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов» указывает, что экспертиза на коррупциогенность проводится Министерством юстиции Российской Федерации, юридическими лицами и физическими лицами, аккредитованными Министерством юстиции Российской Федерации в качестве независимых экспертов антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов (п.п. 2, 4).

В приказах министерств, федеральных служб и федеральных агентств проведение антикоррупционной экспертизы возлагается либо на специально созданные для этого Комиссии и (или) на правовые подразделения. Так, приказом Федеральной службы финансово-бюджетного надзора от 11 декабря 2008 г. № 310 «О создании комиссии по проведению экспертизы правовых актов и их проектов в сфере деятельности федеральной службы финансово-бюджетного надзора в целях выявления в них положений, способствующих созданию условий для проявления коррупции» предусмотрено создание постоянно действующего коллегиального органа, обеспечивающего экспертизу правовых актов и их проектов в сфере деятельности Росфиннадзора. Комиссия по проведению экспертизы на коррупциогенность правовых актов и их проектов в сфере деятельности Росфиннадзора состоит из Председателя Комиссии, заместителя Председателя Комиссии, ответственного секретаря Комиссии и членов Комиссии. С целью проработки отдельных вопросов экспертизы на коррупциогенность Комиссия имеет право привлекать научных сотрудников и специалистов.

            Приказом Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека от 9 октября 2008 г. № 363 «Об утверждении Ведомственной программы противодействия коррупции» проведение анализа на коррупциогенность проектов нормативных актов, а также действующих ведомственных и иных нормативных правовых актов в целях выявления в них  положений, способствующих проявлению коррупции поручено Комиссии и Правовому управлению.

Любопытен статус экспертов по законодательству субъектов Российской Федерации. В нормативных правовых актах большинства субъектов РФ антикоррупционные экспертные функции возложены на правовые подразделения органов власти, т.е. используется внутренний резерв. В других субъектах РФ создаются специальные подразделения – комиссии, отделы.

В Республике Бурятия проведение антикоррупционной экспертизы поручено Государственно-правовому комитету Администрации Президента и Правительства Республики Бурятия[2], в Иркутской области - Главному правовому управлению Губернатора Иркутской области[3], в Республике Тыва - Управлению правовой экспертизы и систематизации законодательства Аппарата Правительства Республики Тыва (в отношении законов Республики Тыва, актов Правительства Республики Тыва и их проектов), а также структурным подразделениям, должностным лицам государственных органов, органов исполнительной власти, на которых возложено проведение антикоррупционной экспертизы[4], в Забайкальском крае - юристам органов управления администрации городского округа «Город Чита», являющимся разработчиками проектов правовых актов[5].

В Томской области антикоррупционная экспертиза правовых актов и их проектов проводится собственными силами (государственным служащими Администрации Томской области) и посредством привлечения сторонних экспертов (частными лицами). Правовое положение экспертов Отдела экспертиз правовых актов на коррупциогенность Комитета по государственно-правовым вопросам Администрации Томской области определено постановлением Губернатора Томской области 08.10.2007 № 136 «Об утверждении Положения о Комитете по государственно-правовым вопросам Администрации Томской области» и локальными актами. Помимо специализированного органа в Томской области антикоррупционная экспертиза проводится сторонними экспертами – физическими лицами, с которыми заключаются государственные контракты на выполнение работ по проведению независимой экспертизы проектов административных регламентов предоставления государственных услуг и проектов административных регламентов исполнения государственных функций.

По общему правилу, экспертом не может быть какое-либо заинтересованное лицо. Так, например, согласно Федеральному закону от 23 ноября 1995 г. № 174-ФЗ «Об экологической экспертизе» экспертом государственной экологической экспертизы не может быть представитель заказчика документации, подлежащей государственной экологической экспертизе, или разработчика объекта государственной экологической экспертизы, гражданин, состоящий в трудовых или иных договорных отношениях с указанным заказчиком или с разработчиком объекта государственной экологической экспертизы, а также представитель юридического лица, состоящего с указанным заказчиком или с разработчиком объекта государственной экологической экспертизы в таких договорных отношениях» (п. 2 ст. 16).

Представляется, что данное положение должно быть прямо применимо и к антикоррупционной экспертизе правовых актов и их проектов. В ранее принятом законодательстве об антикоррупционной экспертизе содержалось, на наш взгляд, очень важное правило: «независимыми экспертами не могут являться юридические лица и физические лица, принимавшие участие в подготовке проекта документа, а также организации и учреждения, находящиеся в ведении федерального органа исполнительной власти - разработчика проекта документа» (п. 5 Постановления Правительства РФ от 5 марта 2009 года № 195 «Об утверждении правил проведения экспертизы проектов нормативных правовых актов и иных документов в целях выявления в них положений, способствующих созданию условий для проявления коррупции»). Однако в постановление Правительства РФ от 26.02.2010 № 96 «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов» это положение отсутствует. Более того, складывается любопытная практика, когда разработчики правового акта или проекта правового акта проверяют эти же акты на коррупциогенность.

Представляется, что для эффективной борьбы с коррупцией необходимо привлекать к экспертной деятельности сторонних лиц – независимых экспертов. К ним, прежде всего, следует отнести общественные организации, которые отстаивают права частных лиц  (торгово-промышленная палата, организации по защите прав потребителей, общества автолюбителей и т.п.). Уместным будет и привлечение к антикоррупционной экспертизе физических лиц – ученых-криминологов, ученых по отраслям знаний.

Нужно поддержать мнение С.Д. Хазанова, который предложил выделить четыре категории субъектов, осуществляющих антикоррупционную экспертизу:

экспертиза, проводимая органом, издавшим правовой акт (экспертиза нормотворца);

экспертиза, проводимая силами ученых (научно-правовая экспертиза);

экспертиза, осуществляемая частными лицами, в том числе общественными организациями (общественная экспертиза);

экспертиза, проводимая прокуратурой и другими контрольно-надзорными органами власти (специализированная экспертиза)[6].

На наш взгляд, всех экспертов в зависимости от принадлежности к органу, издающему правовой акт можно свести к двум категориям - штатные и независимые. Под штатными экспертами понимаются те, которые состоят в штате органа власти, издающего правовые акты (правовые управления, антикоррупционные отделы и другие специальные структуры в органах власти). Независимые эксперты – это лица, не связанные служебными отношениями с органом власти, издающим правовой акт. Независимых экспертов можно разделить на независимых государственных экспертов (прокуратура, Минюст России и их должностные лица) и независимых частных экспертов.

Штатные антикоррупционные экспертизы предусмотрены во многих органах власти, издающих правовые акты. Проведение такого рода экспертиз, как правило, поручается правовым подразделениям этих органов власти. Например, в Министерстве промышленности и торговли РФ проведение анализа на коррупциогенность разрабатываемых проектов нормативных правовых актов поручено Юридическому департаменту[7].

Независимые частные эксперты могут участвовать в антикоррупционной экспертизе на платной основе, посредством заключения государственного контракта либо на безвозмездной основе. Так, например, в Правилах проведения антикоррупционной экспертизы, утв. постановлением Правительства РФ от 26 февраля .2010 № 96 «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов», нормативные правовые акты и проекты нормативных правовых актов оцениваются частными экспертами с разрешения (аккредитации) Министерства юстиции РФ.

Государственный контракт, заключаемый с независимым частным экспертом должен содержать техническое задание, разработанное заказчиком экспертизы. Независимый частный эксперт при проведении антикоррупционной экспертизы имеет право:

1) заявлять заказчику о необходимости представления на экспертизу дополнительных материалов для всесторонней и объективной оценки правового акта или его проекта;

2) получать от заказчика ответы на вопросы, возникающие в ходе экспертизы (например, о штате сотрудников для определения «пропускной» способности организации, количестве сотрудников принимающих заявления, наличии Интернета и т.п. которое необходимо для определения пропускной способности организацииходимо правовых актов и их проектов.).

Независимый эксперт, осуществляющий антикоррупционную экспертизу, обязан:

1) осуществлять всесторонний, полный, объективный и комплексный анализ представляемых на экспертизу правовых актов и их проектов с учетом передовых достижений отечественной и зарубежной науки, определять их соответствие требованиям разумности, целесообразности, практической необходимости;

2) соблюдать требования законодательства Российской Федерации и субъектов Российской Федерации об антикоррупционной экспертизе;

3) соблюдать установленные заказчиком порядок и сроки осуществления антикоррупционной экспертизы;

4) обеспечивать объективность и обоснованность выводов своего заключения по правовому акту или его проекту.

В государственном контракте могут быть предусмотрены и другие права и обязанности независимого частного эксперта.

 Опыт проведения антикоррупционной экспертизы показывает, что оплата труда независимых частных экспертов производится заказчиком на договорной (контрактной) основе.

В целях обеспечения возможности проведения независимой антикоррупционной экспертизы проектов федеральных законов, проектов указов Президента Российской Федерации, проектов постановлений Правительства Российской Федерации, проектов концепций и технических заданий на разработку проектов федеральных законов, проектов официальных отзывов и заключений на проекты федеральных законов федеральные органы исполнительной власти, иные государственные органы и организации - разработчики проектов нормативных правовых актов в течение рабочего дня, соответствующего дню направления указанных проектов на согласование в государственные органы и организации в соответствии с пунктом 57 Регламента Правительства Российской Федерации, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 1 июня 2004 г. N 260, размещают эти проекты на своих официальных сайтах в сети Интернет с указанием дат начала и окончания приема заключений по результатам независимой антикоррупционной экспертизы. В целях обеспечения возможности проведения независимой антикоррупционной экспертизы проектов нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти, иных государственных органов и организаций, затрагивающих права, свободы и обязанности человека и гражданина, устанавливающих правовой статус организаций или имеющих межведомственный характер, федеральные органы исполнительной власти, иные государственные органы и организации - разработчики проектов нормативных правовых актов в течение рабочего дня, соответствующего дню направления указанных проектов на рассмотрение в юридическую службу федеральных органов исполнительной власти, иных государственных органов и организаций, размещают эти проекты на своих официальных сайтах в сети Интернет с указанием дат начала и окончания приема заключений по результатам независимой антикоррупционной экспертизы.

Неоднозначным является вопрос о привлечении к антикоррупционной экспертизе правовых актов и их проектов должностных лиц органов прокуратуры и Министерства юстиции Российской Федерации.

Прокуратура РФ с 2008 года проводит активную антикоррупционную экспертизу правовых актов и их проектов. В интервью «Российской газете» Генеральный прокурор Ю. Чайка, подводя итоги деятельности прокуратуры за 2008 год, отметил, что «в органах местного самоуправления и властных структурах субъектов более 10 тысяч нормативных актов содержали коррупциогенные факторы»[8]. Казалось бы, что органы прокуратуры не просто могут, а обязаны проводить антикоррупционную экспертизу правовых актов и их проектов. Однако внимательное изучение функций органов прокуратуры и законодательства о прокуратуре ставит под сомнение целесообразность и обоснованность проведения антикоррупционной экспертизы этими органами государственного надзора.

Конституции РФ устанавливает, что «полномочия, организация и порядок деятельности прокуратуры Российской Федерации определяются федеральным законом» (ч. 5 ст. 129). Статья 1 Федерального закона от 17 января 1992 г. № 2202-I «О прокуратуре Российской Федерации» предусматривает, что «прокуратура Российской Федерации - единая федеральная централизованная система органов, осуществляющих от имени Российской Федерации надзор за соблюдением Конституции Российской Федерации и исполнением законов, действующих на территории Российской Федерации. Прокуратура Российской Федерации выполняет и иные функции, установленные федеральными законами».

Предметом антикоррупционной экспертизы являются внутриведомственные и внутрихозяйственные вопросы органов власти – административные процедуры, предполагающие конкретные действия чиновников в отношении частных лиц, сроки совершения этих действий, пределы усмотрения конкретного должностного лица и т.п. Как известно, прокуратура не может вмешиваться во внутренние вопросы органов власти, поскольку это компетенция внутриведомственных контрольно-надзорных органов.

Функция органов прокуратуры заключается в надзоре за одинаковым соблюдением и единообразным применением законов органами власти, юридическими и физическими лицами. Каждый изданный правовой акт органы прокуратуры должны оценить с точки зрения его соответствия положениям Конституции РФ и законам. Любое отклонение от положений Конституции РФ и законов должно быть исправлено мерами прокурорского реагирования. Очевидно, что функция прокуратуры заключается в надзоре за всеми аспектами общественной жизни с точки зрения единства правового пространства.

Антикоррупционная экспертиза правовых актов предполагает совершенно противоположную функцию – индивидуальный подход к каждому правовому акту и учет в этом правовом акте всех нюансов общественной жизни. Ведомственный правовой акт принимается исходя из ведомственных интересов, обусловленных целями и задачами ведомства. В то же время проект правового акта не может не учитывать потребности заявителей, обращающихся за предоставлением государственных услуг или исполняемых государственных функций. В результате, правовые акты, регулирующие разнообразные общественные отношения, устанавливают, например, свой порядок приема заявлений. Это связано со многими обстоятельствами: штатной численности сотрудников, количества заявителей, специфики оказываемых услуг, технического оснащения, географических условий и т.п. То же относится и к другим административным процедурам, которые в принципе не могут быть единообразными. Следовательно, анализ каждого правового акта с точки зрения его соответствия нюансам общественной жизни противоречит основной функции органов прокуратуры  - осуществлению надзора за законностью и соблюдением единого правового пространства.

Еще большее недоумение вызывает практика проведения органами прокуратуры экспертизы на коррупциогенность проектов правовых актов, поскольку нельзя осуществлять надзор за законностью в отношении не имеющих юридической силы актов. Надо заметить, что статья 9.1 «Проведение антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов» федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» указывает на то, что прокурор в ходе осуществления своих полномочий в установленном Генеральной прокуратурой Российской Федерации порядке и согласно методике, определенной Правительством Российской Федерации, проводит антикоррупционную экспертизу только нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, иных государственных органов и организаций, органов местного самоуправления, их должностных лиц. По букве федерального закона «О прокуратуре РФ» органы прокуратуры лишены правовых оснований для проведения антикоррупционной экспертизы проектов нормативных правовых актов.

Представляется, что органы по надзору за исполнением законодательства о противодействии коррупции при прокуратурах субъектов Российской Федерации должны осуществлять надзор за порядком внедрения в органы власти антикоррупционной экспертизы, но не сами проводить антикоррупционную экспертизу нормативных правовых актов.

Министерство юстиции Российской Федерации проводит антикоррупционную экспертизу в соответствии с методикой проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, утвержденной Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 февраля 2010 г. № 96, в отношении:

а) проектов федеральных законов, проектов указов Президента Российской Федерации и проектов постановлений Правительства Российской Федерации, разрабатываемых федеральными органами исполнительной власти, иными государственными органами и организациями, - при проведении их правовой экспертизы;

б) проектов концепций и технических заданий на разработку проектов федеральных законов, проектов официальных отзывов и заключений на проекты федеральных законов - при проведении их правовой экспертизы;

в) нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти, иных государственных органов и организаций, затрагивающих права, свободы и обязанности человека и гражданина, устанавливающих правовой статус организаций или имеющих межведомственный характер, а также уставов муниципальных образований и муниципальных правовых актов о внесении изменений в уставы муниципальных образований - при их государственной регистрации.

Инициатива проведения антикоррупционной экспертизы правовых актов Минюстом России вызывает немало вопросов.

Во-первых, от сотрудников Минюста России требуют одновременно проводить экспертизы, которые кардинально отличаются по предмету и требованиям, положенным в основу этих экспертиз. При проведении правовой (юридической экспертизы) устанавливается соответствие правового акта или его проекта законодательству РФ[9]. Эти виды экспертиз направлены на реализацию принципа законности. По существу, правовая экспертная деятельность носит технический характер, требующая соблюдение буквы закона или иного нормативного правового акта. Эти виды экспертиз объективны, т.е. не зависят от субъективного мнения эксперта. Антикоррупционная экспертиза, согласно Постановлению Правительства Российской Федерации от 26 февраля 2010 г. N 96, направлена на выявление коррупциогенных факторов: определение компетенции по формуле «вправе», установлении неопределенных, трудновыполнимых и обременительных требований, отсутствие четкой регламентации прав граждан и организаций, чрезмерной свободе подзаконного нормотворчества и т.д. Из этого перечня видно, что экспертиза на коррупциогенность носит творческий характер и, более того, требует от сотрудника Минюста России отступления от буквы закона или иного нормативного правового акта. Этот вид экспертизы правового акта очень субъективен и полностью зависит от мнения эксперта. Не ясно, как и по каким критериям, государственный служащий, давший обязательство соблюдать Конституцию РФ и законы, будет устанавливать в тексте проекта правового акта «чрезмерность свободы», выявлять «неопределенность», «трудновыполнимость», «обременительность» и другие не правовые категории. Кроме того, что делать сотруднику Минюста России, который, с одной стороны, установил, что правовой акт соответствует законодательству РФ (правовая экспертиза), однако с другой стороны, по его мнению, он же не соответствует антикоррупционным требованиям (антикоррупционная экспертиза), предусмотренным в постановлении Правительства РФ, который тоже является разновидностью законодательства РФ. Получается, что проведение экспертизы на коррупциогенность сотрудниками Минюста России в рамках правовой или юридической экспертизы ущербно с точки зрения принципа законности.

Во-вторых, как будет разрешаться «спор» между органами власти, если, например, экспертное заключение Минюста России будет противоречить экспертному заключению органа государственной или муниципальной власти, издавшего правовой акт или подготовивший проект правового акта либо антикоррупционной экспертизе органа прокуратуры РФ.

            Надо также отметить, что существует проблема соответствия действий Минюста России по антикоррупционной экспертизе федеральных законов принципу разделения властей. Орган исполнительной власти по существу вмешивается в деятельность законодательной ветви власти (ст. 10 Конституции РФ).



[1] Воробьев Ю. Коррупция на просвет. Верхняя палата парламента ведет проверку законов на «взяткоемкость» // Российская газета. 2009. 17 марта. С. 9.

[2] Методика экспертизы нормативных правовых актов Республики Бурятия, проектов нормативных правовых актов Республики Бурятия на коррупциогенность, одобренная Распоряжением Президента Республики Бурятия от 16.06.2008 N 46-РП // Бурятия. 2008. N 108, Официальный вестник. N 59.

[3] Порядок осуществления антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов Иркутской области и их проектов, утв. Постановлением Администрации Иркутской области от 24 сентября 2008 года N 270-па // Областная. 2008. № 114.

[4] Положение об экспертизе нормативных правовых актов Республики Тыва и их проектов на коррупциогенность, утв. Постановлением Правительства Республики Тыва от 31 марта 2008 г. № 184 // СПС «Консультант Плюс Регион».

[5] Порядок проведения антикоррупционной экспертизы проектов нормативных правовых актов мэра города Читы, утв. Постановлением Мэра города Читы от 18 января 2008 г. N 9 // Читинское обозрение. 2008. № 4.

[6] Выступление С.Д. Хазанова на семинаре-совещании «Актуальные вопросы проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов их проектов». 24 декабря 2008 года. Город Томск. Юридический институт Томского государственного университета, Московский тракт, 2 г, корп. 4, ауд. 111.

[7] Приказ Министерства промышленности и торговли РФ от 30 сентября 2008 г. N 174 «Об утверждении Плана мероприятий по противодействию коррупции Министерства промышленности и торговли Российской Федерации».

[8] Прокурорское слово и дело. Юрий Чайка: о кризисе, коррупции и Интернете // Российская газета. 2009. 25  февраля. С. 6.

[9] Пункт 11 постановления Правительства РФ от 13 августа 1997 г. № 1009 «Об утверждении Правил подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации» // Собрание законодательства РФ. 1997. № 33. Ст. 3895.

Написал - dilar

{SL} {mainlink_code_links}